Был ли Иосиф Сталин грабителем банков?

2016-06-26 | 16:54 , Категория фото


26 июня 1907 года боевая группа большевиков осуществила «Тифлисскую экспроприацию», вокруг которой родился один из самых известных мифов о Сталине.

Информационная карта на «И. В. Сталина» из файлов царской тайной полиции в Санкт-Петербурге, 1911

Дело было в Тифлисе

Пожалуй, ни один из отечественных политических деятелей не окружён таким количеством мифов, как Иосиф Сталин. Отдельные мифы существуют десятилетиями, даже несмотря на то, что легко опровергаются документально.

Среди самых устойчивых мифов о молодых годах Сталина присутствует и такой — будущий вождь принимал активное участие в грабежах. Версии данного мифа варьируются достаточно широко — согласно наиболее радикальным утверждениям, Иосиф Джугашвили изначально был обыкновенным уголовником, который затем примкнул к революционному движению. Более умеренные сторонники версии о «Сталине-грабителе» настаивают на том, что он руководил налётами, осуществлявшимися для пополнения партийной кассы.

Если отбросить в сторону все измышления, в сухом остатке получится один реальный факт, вокруг которого ломаются копья, — так называемая «Тифлисская экспроприация» 1907 года.

Рекордный «экс» эсеров

К 1907 году первая русская революция пошла на спад. Однако революционные партии продолжали вести активную деятельность, которая требовала немалых финансовых средств.

Источником финансов для революционеров стали так называемые экспроприации, и «эксы» — нападения на государственные банки или учреждения, располагавшие значительными суммами денег.

Отличие «эксов» от классического ограбления заключалось в том, что вырученные средства не использовались для личного обогащения, а шли на партийные нужды — приобретение оружия, обеспечение работы подпольных типографий, организация побегов арестованных соратников.

Подлинными мастерами «эксов» во времена первой русской революции считались представители партии эсеров. Им принадлежит и своеобразный рекорд — 7 марта 1906 года в Москве во время налёта на Купеческое общество взаимного кредита боевики добыли 875 000 рублей, что по тем временам было просто огромной суммой.

К «эксам» в революционной среде отношение было неоднозначным. Если эсеры и анархисты считали подобные действия вполне допустимыми, то в РСДРП шли горячие споры.

Если нельзя, но очень нужно

Российские социал-демократы к тому моменту фактически уже были расколоты на меньшевиков и большевиков, однако формально пытались сохранить единство партии.

Меньшевики были резкими противниками экспроприаций, большевики во главе с Лениным смотрели на этот вопрос иначе.

Лидер большевиков в статье «Партизанская война» осенью 1906 года фактически одобрил подобные действия в сложившихся условия и считал их допустимыми, если они осуществляются в интересах революции.

Тем не менее, V съезд РСДРП, завершившийся в Лондоне в конце мая 1907 года, принял решение о запрещении экспроприаций. Однако решение это было поддержано в основном меньшевиками, в то время как большевики за него не голосовали.

Кроме того, разногласия между большевиками и меньшевиками оказались столь сильными, что вновь сформированный Центральный Комитет партии оказался неработоспособен. В результате большевики сформировали отдельный руководящий центр во главе с Лениным, который запрета на экспроприации не подтвердил.

Группа товарища Камо

Делегатом V cъезда РСДРП был молодой грузинский социалист Иосиф Джугашвили, примкнувший к большевикам. По возвращении на Кавказ в бакинской подпольной печати Джугашвили опубликовал статью, в которой рассказывал о ходе съезда и сообщал, что резолюция о запрете экспроприаций — чисто меньшевистское решение.

В этот период наиболее мощная боевая группа большевиков действовала в Тифлисе. Её руководителем был Симон Тер-Петросян, более известный под партийной кличкой Камо.

Это был настоящий «человек действия», занимавшийся организацией подпольных типографий, транспортировкой оружия для боевых партийных групп, организацией побегов из тюрем. Камо сам неоднократно бежал из заключения, искусно выдавал себя за сумасшедшего, дабы избежать каторги.

К 1907 году боевая группа под руководством Камо имела связь с руководителями большевиков. Непосредственно с Камо контактировал казначей партии Леонид Красин, который отвечал за поиск финансовых источников для нужд большевиков. Именно он дал «добро» Тер-Петросяну на проведение экспроприации в Тифлисе.

Площадь Эриванского в Тифлисе.

Экспроприация экспроприаторов

Акция готовилась долго и трудно, неоднократно срывалась из-за того, что информация о её подготовке становилась известна полиции.

13 июня (26 июня по новому стилю) 1907 года в Тифлисе кассир Государственного банка Курдюмов и счетовод Головня получили на почте сумму не менее 250 000 рублей (по некоторым сведениям — свыше 300 000 рублей) и, сопровождаемые двумя стражниками и пятью казаками на двух фаэтонах, направились в банк.

Группа Камо атаковала фаэтоны с деньгами в самом центре города, на Эриванской площади, где находился целый ряд государственных учреждений и военный штаб. Это место считалось едва ли не самым безопасным на маршруте перевозки денег.

Фаэтоны и охрану забросали самодельными бомбами и обстреляли из револьверов. Деньги были похищены, а сами нападавшие скрылись.

В результате нападения погибли пять человек — двое городовых и трое казаков, ранения получили около 20 человек, из них 16 человек были прохожими, случайно оказавшимися на месте событий.

В течение первых дней после ограбления власти даже не могли установить, кто стоит за нападением. В первую очередь подозревали эсеров и анархистов, но затем, благодаря агентуре, власти узнали, что акция проведена боевой организацией большевиков.

«Неразменные» 500-рублёвки

Деньги были успешно переправлены распоряжение большевистского центра. Но тут возникли серьёзные проблемы. Дело в том, что 100 000 рублей из захваченных средств были в крупных 500-рублёвых купюрах, номера которых были известны и переданы в российские и европейские банки.

При попытке их размена в зарубежных банках были задержаны несколько большевиков, в том числе будущий министр иностранных дел СССР Максим Литвинов.

Убедившись, что легализовать деньги не удастся, руководители партии приняли решение их уничтожить. Но и здесь случился казус — 100 000 рублей в итоге оказались у... царских властей.

Дело в том, что уничтожить деньги было поручено большевику Якову Житомирскому, входившему в окружение Ленина. Однако Житомирский был по совместительству и агентом царской охранки. Благодаря его помощи в руки властей попали не только деньги, но и сам руководитель боевой группы большевиков Камо, которого арестовали в Германии с оружием и взрывчаткой по наводке Житомирского. Впрочем, Камо в конечном итоге снова сумел бежать.

Что касается Житомирского, то разоблачён он был лишь после Февральской революции, когда архивы охранки попали в руки революционеров. Узнав об этом, Житомирский, находившийся во Франции, отказался возвращаться в Россию и бежал в Южную Америку.

Мемуары отставной революционерки

Ну а при чём здесь Иосиф Сталин? Когда большевик Джугашвили был арестован властями в 1908 году, среди обвинений, предъявленных ему, Тифлисская экспроприация не фигурировала.

О причастности Сталина к Тифлисскому «эксу» написала в мемуарах бывший член РСДРП Татьяна Вулих, в 1920-х годах эмигрировавшая из России. Затем эту же версию стали повторять и другие бывшие революционеры, уехавшие на Запад.

«Верховным же руководителем боевой организации был Сталин. Лично он не принимал никакого участия в предприятиях, но ничего без него не делалось», — пишет Татьяна Вулих.

Но вот какая странность — в мемуарах Вулих довольно подробно рассказывается о членах группы Камо и о самом Камо, об истории Тифлисской экспроприации, но не приводится ни одного факта, который свидетельствовал бы о том, что Сталин руководил подготовкой данной акции.

Известно, что Сталин был в дружеских отношениях с Тер-Петросяном, более того, именно будущий вождь привлёк его к революционной деятельности. Однако к 1907 году Камо был вполне самостоятельной фигурой, лично встречался с Лениным, поддерживал связь с Красиным.

Вне всяких сомнений, Сталин, как и Ленин, в отличие от меньшевиков, не был противником «эксов». Однако никаких реальных доказательств его причастности к организации и, тем более, к участию в подобных акциях нет.

Тайна, которой нет

У сторонников версии о «грабителе» Сталине есть «убойный» аргумент — вождь замёл все следы, уничтожив компрометирующие документы.

Но тут возникает вопрос: а зачем, собственно?

В советские времена никто не отрицал причастности большевиков к Тифлисской экспроприации, а её главный герой, товарищ Камо, входил в число общепризнанных революционных героев, его биография удостоилась даже кинотрилогии. Более того, не делалось секрета и из того факта, что Ленин одобрил эти действия и высоко ценил Камо.

Оценивать события революции 1905–1907 годов с позиций сегодняшнего дня, объявляя революционеров «уголовниками», нельзя, поскольку такая примитивная оценка той действительности неизбежно приводит к ошибочным выводам. Революционеры не были святыми, но и не были они бесами, как это однажды померещилось классику русской литературы.

Но это уже тема для отдельного разговора. А завершая нынешний, надо сказать, миф о «грабителе и уголовнике» Иосифе Сталине не имеет никакого реального подтверждения, как бы ни досадно для кого-то ни выглядел этот факт.