Сто лет назад умерла самая жадная женщина в мире

2016-07-08 | 18:37 , Категория фото


3 июля 1916 года умерла самая жадная женщина в мире. Генриетту Хоулэнд Гетти Грин, которую за глаза называли «ведьма с Уолл-стрит», сгубила вовсе не жадность – она умерла в 81 год от сердечного приступа. Ее имя значится в Книге рекордов Гиннеса с пометкой «Самый скупой человек в мире».

На момент смерти Гетти была богатейшей женщиной того времени, ее состояние насчитывало 4 млрд. долларов. Она владела более чем 8 тысячами земельных участков, была знатным ростовщиком и скупала акции компаний, связанных с железными дорогами.

Генриетта родилась в 1834 году в семье, владевшей неплохим по тем временам состоянием. Основным источником дохода Хоулендов был китовый жир. Ее воспитанием целиком и полностью занимался дедушка – Гидеон Хоуленд. Генриетта принадлежала к протестантской религиозной группе квакеров, довольно распространенной в то время в штатах Новой Англии. Название «квакер» происходит от английского «quake» — трепетать, дрожать. Среди жизненных заповедей квакеров всегда были самоограничение, непритязательность в еде и одежде.

Когда зрение старого Гидеона стало слабеть, семилетняя Гетти забиралась к нему на колени и с неподдельным интересом зачитывала газетные сводки финансовых новостей, сносно разбираясь в разнице между акциями и облигациями. В 13 лет – стала семейным бухгалтером.

О ее невероятной бережливости, превратившейся со временем в скупость, ходят легенды. Генриетта была вполне симпатичной девушкой, но женихов слегка настораживало то, что молодая барышня ходит в одном и том же поношенном платье и в стоптанной обуви.

После смерти матери, Гетти редко устраивала приемы. Да и слово «устраивала» здесь слишком неуместно: говорят, что юная Грин тушила дорогие свечи до ухода гостей, а огарки продавала на следующий день; салфетки дочь миллионера не выбрасывала, а спрыскивала водой и проглаживала утюгом, чтобы использовать их еще раз.

После смерти отца в 1865 году Генриетта стала наследницей внушительного состояния в 7,5 миллионов долларов. Именно в тот момент она познакомилась со своим будущим мужем – Эдвардом Грином.
В роду американских Гринов были конгрессмены и судьи, а родной дядя пребывал мэром Бостона. Сам же Эдвард, говоривший на нескольких языках, в том числе китайском, объездил полмира. На восемнадцать лет он задержался на Филиппинах, где и сделал немалое состояние на торговле шелком, чаем, табаком и гашишем.

Эдвард поддержал Генриетту, когда скончался отец, а после – когда умерла ее тетя. Через два года Генриетта согласилась пойти под венец с Эдвардом Грином. Пара узаконила свои отношения и «скрепила» их брачным договором, согласно которому Эдвард не имел права ни на цент из состояния Гетти. Семья семьей, а денежки врозь. И даже когда муж разорился и влез в долги, Гетти не помогла супругу. Она просто прогнала его.

Уже тогда Гетти Грин знали все на Уолл-стрит. Она владела гектарами земель и недвижимостью. Ей не было равных в ростовщичестве и в игре на бирже: брокеры знали, если Гетти Грин покупает акции компании, то завтра цена этих бумаг взлетит до небес. Покупая ценные бумаги, Гетти узнавала всю подноготную компании и могла рассказать о ней даже больше, чем владелец. От брака у Генриетту осталось двое детей: Нэд и Сильвия, которые периодически страдали от чрезмерной бережливости матери.

Грин не имела собственного жилья, жила в самых дешевых мотелях, экономила на лекарствах и продуктах. Генриетта практически никогда не тратилась на одежду и обувь, а нижнее белье меняла только тогда, когда предыдущее превращалось в лохмотья. Она никогда не пользовалась услугами горничных и прачек. Прочитав свежую прессу, она отправляла Нэда продавать газету. В магазине могла торговаться часами за каждый цент – большинство продавцов ненавидели Гетти.


Из-за скупости Генриетты ее сын Нэд лишился ноги. В одну из морозных зим, Нэду были куплены санки. Парень не мог поверить своему счастью и сразу же выбрал для катания самые крутые и опасные горки. Во время одного из спусков санки перевернулись и мальчик сильно повредил ногу. В приступе экономии Генриетта отправилась за помощью в больницы для нищих. К сожалению, скупердяйку все хорошо знали в лицо. Врачи отказали в помощи ее сыну. Тогда Гетти решила лечить сына в домашних условиях: несколько лет Нэд страдал от жутких болей, а после – подвергся ампутации ноги выше колена.

Стареющую Гетти никогда не оставлял страх покушения и к редким знакомым она приходила с собственной едой и даже спиртовой горелкой для варки яиц. Получив лицензию на ношение оружия, никогда не расставалась с ним. Появившиеся автомобили, как и любые предметы роскоши, отвергала, приговаривая: «Иисусу Христу было достаточно для перемещения осла».

Именно в момент ее утреннего прохода «на службу» объектив фотографа и схватил необычный облик этой женщины: черный глухой плащ, шляпа со вдовьей вуалью, злое старушечье лицо и резкую, отнюдь не старческую походку. То ли этот отталкивающий вид, то ли постоянные слухи о странных, неординарных поступках послужили появлению ее газетной клички «ведьма Уолл-Стрита».

В 81 год Гетти умерла от сердечного приступа. Двое ее детей унаследовали огромное состояние – около 4-х млрд. долларов по нынешним деньгам. Нэд Грин позже стал известен под прозвищем «дядюшка Нэд». Свою часть он вложил в хорошую жизнь, автомобили и технологические разработки. Сильвия стала щедрой благотворительницей. На фото Гетти вместе со своей дочерью Сильвией.

После смерти матери Нэд практически сразу женился и увлекся автомобильной промышленностью. Конечно, собственный автомобиль стал одним из первых приобретений семьи.