Илья Мечников ставил опыты на себе

2016-07-17 | 15:37 , Категория фото


Ровно 100 лет назад, 15 июля 1916 г., над зданием Пастеровского института в Париже был приспущен и повязан траурным крепом национальный флаг. Так отдали дань памяти человеку, который даже своё тело завещал науке. Звали его Илья Мечников.

Илья Мечников: «Старость наша есть болезнь, которую нужно лечить, как всякую другую». © / Commons.wikimedia.org

С формальной точки зрения никаких особых почестей ему не полагалось. Прожив и проработав во Франции без малого 30 лет, Илья Ильич так и не захотел сменить гражданство. Хотя ему как члену Француз­ской академии наук, командору ордена Почётного легиона да ещё и нобелевскому лауреату это предлагали неоднократно.

В России уход из жизни великого учёного и «благодетеля человечества» спусканием флага удостоен не был. Возможно, по причине того, что спускать его было бы не над чем. Детище Мечникова - первая в России и вторая в мире бактериологическая лаборатория - было уничтожено. Вышел лишь газетный некролог: «Помолимся за упокой души великого труженика и попросим Бога, чтобы такие люди, как Илья Мечников, не переводились на Руси».

Господин Ртуть

Как на такое стандартное соболезнование смог бы отреагировать сам Илья Ильич, остаётся только гадать. Подспорьем в этом занятии может стать одно из его прозвищ, заработанное ещё в школьные годы. Преподаватель словесности Харьковской гимназии Захар Парфёнов оценил одно сочинение маленького Илюши так: «Господа! Сочинение прекрасно. Но в нём гимназист Мечников отрицает существование Бога. Надеюсь, в моём классе не найдётся мерзавцев и доносчиков и содержание его останется среди нас». Мерзавцев не оказалось, но прозвище Илюша получил характерное: «Бога нет».

Известны ещё как минимум три его прозвища - Господин Ртуть, Вундеркинд и Лебединая Песня. Как это часто бывает, прозвища эти весьма полно обрисовывают характер, деятельность и привычки человека.

Как на такое стандартное соболезнование смог бы отреагировать сам Илья Ильич, остаётся только гадать. Подспорьем в этом занятии может стать одно из его прозвищ, заработанное ещё в школьные годы. Преподаватель словесности Харьковской гимназии Захар Парфёнов оценил одно сочинение маленького Илюши так: «Господа! Сочинение прекрасно. Но в нём гимназист Мечников отрицает существование Бога. Надеюсь, в моём классе не найдётся мерзавцев и доносчиков и содержание его останется среди нас». Мерзавцев не оказалось, но прозвище Илюша получил характерное: «Бога нет».

Известны ещё как минимум три его прозвища - Господин Ртуть, Вундеркинд и Лебединая Песня. Как это часто бывает, прозвища эти весьма полно обрисовывают характер, деятельность и привычки человека.

Господином Ртуть Илью называла мама. Её младший сын был чрезвычайно увлекающейся натурой. Хватался за всё подряд и почти везде добивался успехов. В семилетнем возрасте полюбил музыку и безошибочно мог воспроизводить по памяти целые оперы и симфонии. Годом позже увлёкся природой и, надев на нос собственноручно сделанные из проволоки очки, читал сверстникам лекции, демонст­рируя живых лягушек, рыбок и мышей, что приводило аудиторию в восторг. Неудивительно, что с таким характером его подстерегали неприятности. И весьма серьёзные. Так, согласно семейным архивам, 20 июля 1856 г. он дважды был на волосок от смерти. Утром ловил в пруду рыбок для своих «лекций». Оступился и стал тонуть. Из воды его вытащили в бессознательном состоянии и долго откачивали. Вечером во флигеле, где жили дети, загорелась крыша. Пылающее здание рухнуло, когда Илью выносили. Как в сказке - огонь, вода и медные трубы.
До последних, то есть до испытания славой, было ещё далеко. Нет, знаменитый учёный Иван Сеченов высоко оценил научные подвиги юного Мечникова и дал ему прозвище Вундеркинд. Ещё бы не оценить - первую работу по физиологии инфузорий Илья опубликовал в 15 лет. Но то было признание среди коллег. Чиновники от науки, когда студент Мечников ходатайствовал о стипендии для обучения за границей, наложили резолюцию: «За неимением средств отказать».Господином Ртуть Илью называла мама. Её младший сын был чрезвычайно увлекающейся натурой. Хватался за всё подряд и почти везде добивался успехов. В семилетнем возрасте полюбил музыку и безошибочно мог воспроизводить по памяти целые оперы и симфонии. Годом позже увлёкся природой и, надев на нос собственноручно сделанные из проволоки очки, читал сверстникам лекции, демонст­рируя живых лягушек, рыбок и мышей, что приводило аудиторию в восторг. Неудивительно, что с таким характером его подстерегали неприятности. И весьма серьёзные. Так, согласно семейным архивам, 20 июля 1856 г. он дважды был на волосок от смерти. Утром ловил в пруду рыбок для своих «лекций». Оступился и стал тонуть. Из воды его вытащили в бессознательном состоянии и долго откачивали. Вечером во флигеле, где жили дети, загорелась крыша. Пылающее здание рухнуло, когда Илью выносили. Как в сказке - огонь, вода и медные трубы.
До последних, то есть до испытания славой, было ещё далеко. Нет, знаменитый учёный Иван Сеченов высоко оценил научные подвиги юного Мечникова и дал ему прозвище Вундеркинд. Ещё бы не оценить - первую работу по физиологии инфузорий Илья опубликовал в 15 лет. Но то было признание среди коллег. Чиновники от науки, когда студент Мечников ходатайствовал о стипендии для обучения за границей, наложили резолюцию: «За неимением средств отказать».

Вызов смерти

Учиться за границу он всё же поехал. За свои деньги. И отчаянно экономил: «Милая мама… Я питаюсь чем бог пошлёт, издерживая 30 копеек на еду…» Это студенческие годы. Но вот Мечников уже доктор Петербургского университета, преподаёт зоологию и анатомию. Условия не лучше: «Лаборатории нет, приходится ютиться между шкафов в музее… Занимаюсь, не снимая пальто, музей не отапливается». А вот он уже величина мирового уровня. И претендует всего лишь на звание ординарного профессора с жалованьем 3 тыс. рублей в год. На выборах его проваливают с уникальной формулировкой: «По научным заслугам г-на Мечникова его надо признать достойным звания и профессора, и даже академика, но его нам не нужно».

Ещё удивительнее история той самой бактериологической станции, первой в России. Её работа была направлена на вакцинацию скота от бешенства и сибирской язвы. Проводились опыты и по противостоянию холере. Смертность животных от бешенства снижается в 5 раз. Однако спустя два года работы были прекращены под смехотворным предлогом: «Данная станция может быть опасной как распространитель болезней».

А между тем если Мечникова и можно в чём-то обвинить, то лишь в том, что ту же самую холеру он привил себе, чтобы проверить собственные гипотезы о распространении бактерий. Это не единственный эксперимент, поставленный над собой. Илья Ильич намеренно заразил себя сифилисом, доказывая действенность разработанной им мази. Привил он себе и такую болезнь, как возвратный тиф. Болел три недели. Температура доходила до 41,2 градуса. Мечников чувст­вовал, что умирает. Но ему удалось выздороветь.

Лев Тостой и Илья Мечников. Фото: РИА Новости

Кстати, безвозвратно ушёл не только тиф. После выздоровления Мечников обнаружил, что у него улучшилось зрение. И, ко всему прочему, пропали депрессия и нервозность. По воспоминаниям близких, после этого опыта он стал «самым жизнерадостным оптимистом, учившим любить жизнь».

В этой науке он тоже преуспел. Трижды избавившись от неминуемой смерти, он решил избавить от неё всё человечество. А если не избавить, то хотя бы отодвинуть её и обеспечить здоровую старость лет до ста. Его статья «Несколько слов о кислом молоке» до сих пор является классикой, а мечниковскую простоквашу справедливо называют эликсиром долголетия.

Свою собственную старость он воспринимал радостно, утверждая, что это самый плодотворный период жизни. Кстати, в его случае так оно и было - свою Нобелевскую премию он получил в возрасте 63 лет. А по количеству номинаций на неё (46) Мечников уступает только другому русскому - Ивану Павлову (у него 62).
Что ещё? Рассеянный - нередко садился на свою шляпу и ходил в разных ботинках, как и запечатлён на французской карикатуре, где потчует всю планету простоквашей. Бессребреник - патент на свою простоквашу отдал швейцару Пастеровского института, чтобы помочь ему в старости. И, главное, патологически добрый. Его мама говорила: «Не занимайся медициной. У тебя слишком мягкое сердце - ты не будешь в состоянии постоянно видеть страдания людей». Хорошо, что он всю жизнь был таким непослушным.

Дела его жизни

Спас армию от сифилиса. В 1904 г. этой болезнью страдали 9,76% военных, в 1907 г. - 19,79. После внедрения профилактической мази Мечникова заболеваемость резко снизилась.

«Температуру сбивать не нужно, так организм борется с болезнью» - это слышали все. Но первым догадался об этом Мечников - воспаление действительно признак того, что лейкоциты убивают инфекцию. Результат - Нобелевка.

Первым применил бактериологическое оружие. Но не против людей, а против хлебного жука-кузьки, который мог уничтожать до 20% посевов. Мечников опылял поля особым грибком, который убивал жука.

Популяризировал правильное питание, основой которого считал кисломолочные продукты. Его простокваша хоть и не избавляет от болезней, но всё же признана исключительно полезной и оздоровляющей.