Японец в крапинку

2015-05-25 | 00:38 , Категория текст


Я встречаюсь с молодым человеком, который по национальности японец. В России он живёт уже несколько лет, имеет высшее образование, и вообще человек он прекрасный. Но не проходит и дня, чтобы по поводу наших отношений меня не начинали доставать.

Особенно радуют дамы околопенсионного возраста: «А почему ты такого выбрала?!» Простите, какого «такого»? «А как к этому относятся твои родители?» Ну, в отличие от вас, они судят о человеке не по разрезу глаз, а по личным качествам.

К тому, что если меня куда-то приглашают с молодым человеком, я обязательно должна упомянуть его национальность, я уже привыкла. Если я этого не сделаю, первые тридцать минут на меня смотрят так, как будто я пришла с инопланетянином, а потом глазеют на него, наверное, ожидая, что он сейчас прилюдно сделает себе харакири. Потом начинается: «Странно, что ты встречаешься с казахом (китайцем, бурятом)». Эти национальности, конечно, тоже замечательные, но нельзя ли сначала уточнить? Если я стану присваивать вам другую национальность, вы-то обидитесь наверняка! А шутки насчёт его имени, фамилии, традиций его страны и того, что он подцепил «европеечку», считаются верхом остроумия.

Есть разряд совершенно потрясающих вопросов, на которые у меня уже готов ответ:

— А на каком языке вы говорите?
Конечно, на суахили!

— А у него глаза узкие?
Да, и квадратные.

— А кожа жёлтая?
В крапинку. Чёрную.

— А что он ест?
Такое ощущение, что речь идет об экзотическом домашнем животном. Сырым мясом кормлю, блин.

— А где вы живете?
В Японии, конечно. Десять часов летела, чтобы попить с вами кофе.

Вопросы на интимные темы тоже задолбали ужасно. И это вечно удивлённое выражение лица… Но как только я куда-либо отхожу, эти «удивлённые» девушки беззастенчиво начинают строить глазки — молодой человек действительно симпатичный.

Если пытаются обидеть меня, я не начинаю ссору, стараюсь идти на компромисс и вежливо улыбаться. Но интересно, представляют ли они себе, что при всём этом чувствует мой любимый человек? Убить их всех уже хочется, честное слово.