10 киногероев, которые не должны были выжить

2016-07-19 | 09:37 , Категория фото


Когда хороший парень гибнет – это всегда трагедия, пускай даже и полностью оправданная сюжетно. Зрителей такие ситуации расстраивают. Поэтому киногероя, который по сценарию должен умереть, нередко в последний момент оставляют в живых. Так избежали смерти центральные персонажи «Эффекта бабочки», «Челюстей» и «Цельнометаллической оболочки». Рокки Бальбоа, которого Сильвестр Сталлоне рассчитывал убить в уличной драке в «Рокки 5», тоже выжил лишь благодаря железной воле продюсеров, заявивших, что «Супермен, Джеймс Бонд и Рокки умереть не могут». И это только верхушка айсберга. Ниже вместе с порталом Film.ru мы собрали еще десяток историй о фильмах, которые могли бы восприниматься совсем иначе, если бы у авторов хватило смелости закончить их так, как планировалось.


Данте Хикс – Клерки (Clerks, 1994)



В начале 90-х режиссер Кевин Смит еще понятия не имел, что однажды захочет превратить «Клерков» в трилогию -- снимая свой черно-белый артхаусный дебют за 28 тысяч, надерганных у знакомых, он так далеко не заглядывал. Больше всего молодого постановщика на тот момент волновало, как закончить фильм о рабочих буднях продавца придорожного магазина: трехнедельные съемки подходили к концу, а подходящих идей для финала все не было. В итоге 23-летний Смит, со свойственной молодости горячностью, решил просто прикончить Данте, и даже снял соответствующую сцену, в которой грабитель проскальзывал в магазин перед закрытием, застреливал главного героя и выгребал из кассы деньги. Правда, один труп в сюжете к тому моменту уже присутствовал. Когда Смит показал черновую сборку комедии старшим коллегам по киноремеслу, и те заметили, что он переборщил с мрачностью, Кевин прислушался к советам и вернул Данте к жизни (в итоге его рабочий день заканчивался ничем, как, собственно, в жизни клерков и бывает). Неизвестно, стал бы он кого-то слушать сегодня, но факт остается фактом: Смит собирать снимать уже третьих «Клерков» (теперь уже за солидные 10 миллионов), и если бы Данте бесславно умер у своей кассы в 1994-м, создание трилогии было бы, конечно, делом нереальным.



Джон Рэмбо – Рэмбо: Первая кровь (First Blood, 1982)



В романе Дэвида Моррелла «Первая кровь» слетевший с катушек вьетнамский ветеран Джон Рэмбо убил несколько десятков человек, после чего его застрелил старый знакомый, полковник Траутман – единственный человек, которого «зеленый берет» подпустил близко к себе. Вполне закономерный финал для подобной истории: зло должно быть наказано. Когда по книге стали снимать фильм, продюсеры попросили сделать Рэмбо «подобрей» -- ведь кто будет сопереживать маньяку, который без разбору режет глотки? Как итог, на экране Джон никого не убивал, лишь пытался скрыться от полицейского произвола, а глупые копы, пустившиеся за ним в погоню, гибли из-за собственной неосторожности. Устав скрываться от правосудия, в финале Рэмбо просил Траутмана убить его; полковник отказывался, и тогда бывший «зеленый берет» дергал на себя его пистолет… В сценарии самоубийство Рэмбо выглядело благородным шагом, но актер Сильвестр Сталлоне отнесся к нему без энтузиазма – он считал, что реальные ветераны Вьетнама должны иметь какую-то надежду на будущее, а по сценарию получалось так, будто надежды никакой быть не может, только смерть. «Смертельная» сцена все же была снята, но она так расстроила и возмутила зрителей на тестовом показе, что в итоге была переделана: в новом варианте финала Рэмбо сдался властям, и его отправили в тюрьму. Любопытно, что вырезанные кадры не пропали зря: четверть века спустя их использовали в четвертом фильме разросшейся франшизы, вмонтировав роковой выстрел в сцену ночного кошмара Рэмбо.



Ян Малкольм – Парк Юрского периода (Jurassic Park, 1993)



Те, кто читал книгу Майкла Крайтона о провальной попытке ввести в эксплуатацию парк развлечений с клонированными доисторическими ящерами, знают, что доктор Ян Малкольм не выживал в финале. По сюжету математик, подброшенный в воздух тираннозавром, ломал ногу и позже умирал из-за заражения крови – но когда в фильме на эту роль был нанят Джефф Голдблюм, режиссера Стивена Спилберга так захватила харизма актера, что он предложил Крайтону, помогавшему писать сценарий, спасти Малкольма. Крайтон согласился. Это решение повлияло на его творческие планы: в «Затерянном мире», следующем романе о динозаврах, Майкл воскресил математика, сделав его центральным персонажем и наградив хромотой. В книге Малкольм ходит с тростью и рассказывает всем, что слухи о его смерти были «сильно преувеличены»: хотя он действительно чуть не умер, его успели спасти искусные пуэрториканские хирурги, и теперь все в порядке. Интересно, что аналогичный финт проделал после выхода «Первой крови» Дэвид Моррелл: в первой книге Рэмбо умирает, но во второй, написанной после швального успеха одноименной киноленты, он снова жив. Кому-то, конечно, может не нравиться, что кинематограф способен вот так, задним числом, влиять на продолжения известных книг. С другой стороны, очевидно, что если бы не кино, то и продолжений бы никаких не было.



Эллен Рипли – Чужой (Alien, 1979)



«Чужой» планировался сценаристом Доном О’Бэнноном как мрачная и бескомпромиссная постановка. Настолько мрачная и настолько бескомпромиссна, что даже главную героиню он намеревался скормить титульному монстру в финале. Прочитав сценарий под рабочим названием «Звездная тварь», продюсеры распорядились по-своему: сцену драки с монстром оставить, а эпизод, в котором инопланетный ящер откусывает Рипли голову – убрать от греха подальше. Смерть центрального человеческого персонажа завела бы сюжет в тупик и помешала бы снимать сиквелы, поэтому в переписанном варианте сценария Рипли выжила, а чудовище, напротив, прикончили, выбросив его в открытый космос. Режиссеру Ридли Скотту новый финал не понравился, но пришлось смириться с требованиями начальства: как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. А сделай постановщик так, как хотелось О’Бэннону – и франшиза развивалась бы по совершенно иному пути… Если бы, конечно, продолжение вообще когда-либо появилось.



Дьюи Райли – Крик (Scream, 1996)



В сценарии «Крика» Дьюи Райли, помощник шерифа, был мужчиной средних лет и описывался как «типичный работяга». В финале его, как и всех прочих жертв маньяка Призрачное Лицо, без особых сантиментов предполагалось пусть под нож. Но когда на кинопробы пришел Дэвид Аркетт, претендовавший на роль Билли Лумиса, все поменялось. Аркетт не захотел играть тинейджера и попросил отдать ему роль Райли, которую посчитал более глубокой. Съемочная команда возразила, что молодой красавчик плохо вяжется с образом сурового провинциального копа, но режиссеру Уэсу Крейвену смелая идея понравилась – ознакомившись с кинопробами, он нашел их убедительными и утвердил Дэвида на роль. Подчиненным он пояснил, что достоверность образа – это хорошо, но если помощник шерифа будет нравиться девочкам, то это еще лучше. Однако появилась другая проблема: такого приятного полицейского убивать было уже жалко. В сценарии Кевина Уильямсона убийца перешагивал через бездыханное тело Дьюи, и этим все заканчивалось. Крейвен, однако, решил подстраховаться и снял дополнительную сцену, в которой помощника шерифа увозила «скорая». Когда аудитория на тестовом показе отрицательно отреагировала на смерть Дьюи, кадры со «скорой помощью» очень пригодились – их вмонтировали в финальную сборку фильма. Выживший после удара ножом Райли слегка охромел, но все же остался достаточно шустрым, чтобы появиться в трех следующих сериях «Крика». Всего этого, конечно, не случилось бы, сыграй полицейского кто-то другой...



Хэппи Хоган – Железный человек 3 (Iron Man 3, 2013)



Хотя миллиардер Тони Старк отлично умеет за себя постоять, его компании Старк Индастриз все же нужен особый присмотр -- ведь недругов у Тони хватает. В третьей части «Железного человека» руководитель службы безопасности Хэппи Хоган становится жертвой взрыва, устроенного врагами Старка. Изобретатель, потрясенный этим инцидентом, объявляет негодяям настоящую войну. Сам же Хэппи, к счастью, остается жив и в финале благополучно выходит из комы. Зрители так и не узнали, что первоначально режиссер Шейн Блэк планировал не просто уложить Хогана на больничную койку, но «уволить из жизни» полностью. Был написан сценарий и даже нарисованы раскадровки с уточнением «Хоган закрывает глаза и умирает». Но поскольку студия Marvel крайне неохотно убивает своих персонажей, с Блэком была проведена «разъяснительная работа», и он счел за лучшее оставить Хогана в живых. И правильно, скажем мы. Зачем детям смотреть, как хорошие парни умирают? Это слишком печально. Пусть лучше смотрят, как подыхают плохие.



Кларенс Уорни – Настоящая любовь (True Romance, 1993)



Как мог Кларенс Уорни выжить после попадания пули в глаз? Да никак. По задумке сценариста Квентина Тарантино, молодой человек погибал в финальной перестрелке, и его возлюбленная Алабама покидала город в печальном одиночестве. Но у Тарантино не было финансов, чтобы снять эту историю самому, и сценарий пришлось продать Тони Скотту, чтобы наскрести денег на другую постановку – «Бешеные псы». А Скотт, снимая «Настоящую любовь», слишком влюбился в главных героев, чтобы разлучить их таким варварским способом. Поэтому он решился на изменение сценария – выбил Кларенсу глаз, но жизнь ему сохранил. Квентин отнесся к «хэппи-энду» философски: не ругал его, но дал понять, что если бы сам снимал картину, то сделал бы ее гораздо мрачней, и столь оптимистический финал в ней был бы невозможен. «Когда я посмотрел кино, то понял, что Тони поступил правильно, -- рассказал Тарантино в интервью. -- Он этот сюжет всегда воспринимал как этакую сказочную лав-стори, и в этом смысле все сработало просто великолепно. Но в моем мире Кларенс все-таки умер, и Алабама осталась одна. Если она еще где-то появится в моих сценариях, то Кларенс будет по-прежнему мертв».



Уилл Родман – Восстание планеты обезьян (Rise of the Planet of the Apes, 2011)



Ученый Уилл Родман не должен был выжить в «Восстании планеты обезьян» -- сценаристы уготовили ему смерть от пули во время эпичной финальной сцены. Но прикинув, что если фильм станет хитом, и ему понадобится продолжение, то Родман может пригодиться, режиссер предложил его не убивать. В итоге главный герой не умирает у своего питомца Цезаря на руках, а остается жив -- но сцена их последнего прощания по-своему не менее душераздирающа. Впрочем, все это «подстилание сенца» оказалось излишним: поскольку режиссер фильма Руперт Уайатт выбыл из работы над сиквелом, посчитав невозможным успеть сделать хорошее кино до намеченной студией релизной даты, то были выброшены в урну и его планы по возвращению Родмана на экран. Зрителям дали понять, что хотя Уилл и пережил события первой ленты, в итоге он все же пал жертвой собственноручно разработанного смертельного вируса, выкосившего большинство людей на планете. В сиквеле, события которого разворачиваются 10 лет спустя, Родман лишь мельком фигурирует в архивных видеозаписях, и актера Джеймса Франко ради такого пустяка никто даже не стал беспокоить. Это, конечно, не первый и не последний случай, когда киноперсонажу сохраняют жизнь, чтобы убрать его с дороги в первых же кадрах сиквела, но в случае с ученым все не так просто. Сам собой возникает вопрос: стоит ли продолжать жить лишь для того, чтобы узнать, к каким катастрофическим последствиям привела твоя деятельность? Многие на месте Родмана, надо полагать, предпочли бы пулю.



Мартин Риггс – Смертельное оружие 2 (Lethal Weapon 2, 1989)



Воспользовавшись данной ему неприкосновенностью, дипломат из ЮАР стреляет в спину сержанту Мартину Риггсу в финале второй части «Смертельного оружия». Риггс умирает на руках у напарника… Что? Вы такого финала не помните? Естественно, ведь продюсеры, очарованные деньгоносной харизмой Мела Гибсона, планировали сделать и третью часть франшизы, и четвертую… Так что Риггс в итоге выжил вопреки желанию сценариста Шейна Блэка. Шейн посчитал, что это просто свинство, когда ты не имеешь возможности убить тобой же созданных персонажей, и писать сценарий третьей ленты отказался. Ситуация, когда ему не дали прикончить Хэппи Хогана в «Железном человек 3», была еще впереди…



Хан Соло – Звёздные войны: Эпизод VI - Возвращение Джедая (Star Wars: Episode VI - Return of the Jedi, 1983)



Нечасто так бывает, что актер просит умертвить его персонажа на пике популярности. Однако Харрисон Форд, прося убить Хана Соло, действовал вполне осознанно: за два фильма Соло успел ему сильно надоесть. Кроме того, Форд беспокоился, что съемки в очередных «Звездных войнах» отнимут время, которое он надеялся посвятить другой франшизе – об Индиане Джонсе. Поскольку актер постоянно грозился, что в триквеле сниматься не будет, Джордж Лукас и Лоуренс Кэздан заморозили его героя на неопределенный срок еще в финале «Империя наносит ответный удар». Но когда встал вопрос о разморозке, Форд согласился вернуться при одном условии – оживив, Хана Соло почти сразу должны прикончить. На его взгляд, это бы только пошло трилогии на пользу, добавив франшизы драматизма. Такой сценарий был написан: согласно пожеланию Форда, Соло погибал при попытке разрушить генератор защитного силового поля «Звезды смерти». Но затем Лукас прикинул, что сувенирные фигурки мертвого персонажа никто не захочет покупать, и уговорил Харрисона сменить гнев на милость. «Я действительно хотел закруглить эту историю смертью Хана, придать ей завершенность, -- рассказывал позже Форд в интервью. – Но Джордж побоялся, что это ударит по продажам сувенирной продукции». Как бы там ни было, по итогу живой Хан устроил всех больше, чем мертвый: когда пришло время снимать седьмую часть франшизы, и постаревшему Форду предложили снова примерить на себя иконическую роль, он сам был этому только рад.