Как отупели детские журналы за 231 год

2016-07-26 | 06:37 , Категория фото


От переводов Шекспира до трусов кумира

В развитых цивилизациях видят в детях будущую смену, на них возлагают надежды как на людей, которым предстоит создать будущее, достигать того, чего не сумели достичь прежние поколения. Разумеется, для этого детей и подростков необходимо развивать. Большую часть знаний детям дают школа и их родители, сейчас к ним добавился Интернет. Но на протяжении предыдущих двух веков главным помощником школы (которая до ХХ века была необязательной) и родителей (у которых не всегда хватало времени) в деле развития подрастающего поколения выступали детские СМИ.

Первым отечественным журналом специально для детской аудитории стал "Детское чтение для сердца и разума", пилотный выпуск датируется 1785 годом. Издателем журнала был один из самых видных деятелей просвещения екатерининской эпохи Николай Новиков.

Журнал обладал настолько солидным содержанием, что осилит его не каждый современный взрослый. В нём публиковались переводы самых популярных европейских авторов, пишущих для детей, например, графини де Жанлис.

Публиковалось множество познавательных материалов: о нервной системе, об анатомии человека, о животных, очерки путешественников с описаниями далеких стран, выдержки из Contemplation de la Nature ("Созерцание природы") знаменитого натуралиста и философа Шарля Бонне, материалы из "Практической философии" и т. д. В журнале публиковал свои первые литературные опыты молодой Карамзин, позднее ставший редактором издания.

Журнал издавался каждую неделю в качестве бесплатного приложения к "Московским ведомостям" и пользовался такой популярностью, что и многие десятилетия спустя некоторые знаменитые деятели империи вспоминали его как главное событие детства.

Знаменитый хирург Пирогов вспоминал, что зачитывался журналом больше, чем любой приключенческой книжкой, популярной у его сверстников, а самый известный литературный критик своего поколения Виссарион Белинский искренне сокрушался, что у детей его современников нет такого замечательного журнала. Чтобы описать уровень этого журнала, достаточно сказать, что советы "Как избежать ссоры" в практически неизменном виде перепечатывались полтора столетия спустя уже в советских журналах.

Журнал отличался от всех последующих ещё и тем, что был концептуальным, то есть не являлся сборником разрозненных повестей и историй для детей, а формировал у юных читателей определённое мировоззрение гражданина, ненавязчиво прививая ему необходимые для этого качества.

В XIX веке появилась целая россыпь детских журналов. Некоторые из них просуществовали всего 2—3 года, иные выходили десятилетиями и оставили заметный след в истории. Журналы стали делиться по целевым аудиториям: для самых маленьких, для подростков постарше, для девочек.

Самым известным журналом для маленьких детей в середине того века стала "Звёздочка", издаваемая Ишимовой. В ней публиковались исторические материалы, новые повести популярных авторов, познавательные "Отрывки из естественной истории". Часть материалов подавалась в доступной для маленьких читателей форме: в виде бесед с матерью, с пожилыми людьми и т. д. Также давались советы по правильному поведению: как встретить гостей? почему беспорядок в комнате — это плохо? Журнал выходил более 20 лет, став одним из главных долгожителей своего времени.

Ишимова издавала и первый в России журнал "для девиц" — "Лучи". Кроме сентиментальных и нравоучительных повестей в нём публиковалась масса этнографических материалов о нравах и обычаях народов, населяющих далёкие страны. Появившаяся в середине XIX века "Новая детская библиотека" была почти полноценным научным журналом для детей. Помимо массы материалов по астрономии, географии, этнографии, там публиковались переводы "Илиады" и "Повесть временных лет".

Некоторое время с журналами Ишимовой конкурировал "Подснежник", собравший в редакции звёздный состав: Некрасов, Тургенев, Майков. Журнал отличался тем, что публиковал переводы не только европейских сказок, но и Шекспира.

В конце XIX — начале XX веков детские журналы переживали настоящий бум. Накануне революции в стране выходило около ста различных детских изданий: полиграфические технологии стали доступнее. Самый популярный дореволюционный журнал — "Задушевное слово" — выходил на протяжении полувека. Там публиковались не только познавательные материалы, художественные произведения и исторические очерки, но и письма читателей.

Практически все журналы того времени не пережили революцию: одни закрылись сами из-за проблем с бумагой и финансами, другие были закрыты новыми властями, которые рассматривали их как идеологически враждебные, поскольку они проповедовали "буржуазную мораль".

После окончания Гражданской войны государство сделало приоритетной задачей воспитания нового поколения по заветам марксизма. В 20—30-е годы появилась масса новых журналов для различных возрастных категорий: "Мурзилка", "Чиж", "Ёж", "Техника молодёжи" — некоторые из них существуют до сих пор.
Детская литература стала местом притяжения для многих писателей и поэтов, не вписывавшихся в узкие рамки соцреализма, который восторжествовал в советской литературе. Для некоторых из них это была единственная возможность печататься. В детских журналах публиковались Хармс, Заболоцкий, Олейников.

Появилось немало газет для подростков: "Пионерская правда", "Знамя пионера" и т. д. Практически все детские издания отличались политизированностью, особенно в 30-е годы.
Много места уделялось международной политике: солидарности с трудящимися капиталистических колоний, борьбе за права польских коммунистов, сводкам с китайских и испанских фронтов и т. п.

С окончанием сталинских времен советские издания для детей стали больше напоминать дореволюционные. Идеологический пресс несколько ослаб, вместо соцреализма стали возвращаться сказки для самых маленьких и фантастические повести для более старших возрастов.

Детские журналы читали и взрослые люди, поскольку в некоторых из них печатались рассказы знаменитых зарубежных фантастов или советских писателей, по идеологическим мотивам не опубликованные большими тиражами. "Техника — молодёжи" не только популяризовал науку, но и публиковал популярную фантастику, благодаря чему перерос уровень молодежного журнала — его с удовольствием читали и взрослые.

Как и после революции 1917 года, старые журналы в большинстве своём не вписались в новое общество. Но если в начале века часть из них пришлось закрывать административными методами, то теперь им просто не удалось найти своё место на рынке. Часть изданий с самыми громкими брендами выжила, но вынуждена была тотально сократить тираж.

В лучшие годы "Юный натуралист" издавался тиражом 4 млн экземпляров, сейчас его тираж не превышает 20 тысяч. "Техника — молодёжи", выходившая накануне распада СССР тиражом 2 млн экземпляров, несмотря на поддержку государства так и не смогла преодолеть рубеж в 50 тысяч. Развивающие журналы сохранились, но исключительно в формате "для самых маленьких", то есть для детей до 8—10 лет.

При этом нельзя сказать, что подростки полностью перестали читать. Несмотря на конкуренцию со стороны ТВ и Интернета развлекательные подростковые журналы до недавнего времени выходили тиражами, многократно превышавшими тиражи сохранившихся с советских времён изданий (сотни тысяч экземпляров).
Однако платой за это стал полный отказ от научно-образовательной составляющей и тотальный переход к развлекательной. Темами большинства молодёжных журналов, существовавших в последние 20 лет, являются жизнь звёзд шоу-бизнеса, мода, сексуальные отношения. Новые журналы говорили с подростками на их языке, отказались от назидательности и нравоучений и, по сути, подменяли родителей, которые не решались говорить со своими повзрослевшими детьми на откровенные темы.

Сейчас — когда "рацион" и в социальных сетях уже как у взрослых — с трудом можно представить журнал, в какой бы стране он ни выходил, который будет публиковать выдержки из классики. Изменились вкусы читателей, их количество, само общество очень сильно отличается от времён двухсотлетней давности.

Наверняка важная и нужная функция — поговорить с подростками на их языке, быть им понятными и интересными. Но переход от публикаций Шекспира и Гомера к современному контенту — самая настоящая деградация, настолько велика разница между ними. Процесс этот не был стремительным, путь от практической философии до обсуждения цвета трусов популярного исполнителя занял двести лет. Процесс этот наблюдается повсеместно и ни одной стране его не удалось избежать.