9 шикарных фактов о культовом кино

2016-07-26 | 12:37 , Категория фото


1 июля 1991 года зрители всего мира были потрясены новым фильмом Джеймса Кэмерона. Этот изобретательный человек снимает кино не часто, но уж когда он берется за дело, можете быть совершенно уверены: он наверняка припас для вас нечто поразительное.

Так случилось и в тот день. Несмотря на то, что зрители уже были знакомы с роботом-убийцей, Кэмерон умудрился удивить их, сняв умный, удачный фильм с глубоким смыслом и спецэффектами, каких еще не видывал мир.
Рассказываем самые интересные и малоизвестные факты о фильме «Терминатор 2: Судный день».

Цитаты, которые с каменным лицом произносит Арнольд Шварценеггер, разлетелись по всему свету. «Я вернусь», «Идем со мной, если хочешь жить» и «Аста ла виста, бейби» прочно вошли в обиход тысяч людей, не знающих о том, что используют весьма дорогие слова. Гонорар Шварценеггера за этот фильм составил примерно 15 миллионов долларов, а в кадре он произнес 700 слов. Одно слово стоило $ 21,429, а выражение «Hasta la vista, baby» — целых $ 85,716.

В «Терминаторе 2» широко использовался труд актеров-близнецов. В прокатной версии фильма мы видели два таких момента: охранник психиатрической лечебницы видит Т1000, перевоплотившегося в охранника психиатрической лечебницы. Это близнецы Дон Стэнтон и Дан Стэнтон. А во втором моменте Сара Коннор пытается завалить Т1000, превратившегося в нее саму. У Линды Хэмилтон есть сестра-близнец, Лесли Хэмилтон, и эту сцену они тоже отыграли вместе.

Эдвард Ферлонг доставил съемочной группе много хлопот. Мало того, что он постоянно прогуливал работу, заседая в компьютерном клубе (что, в принципе, было предсказуемо, если учесть, что Кэмерон даже на кастинг пригласил его, увидев в дверях оного заведения), так во время съемок он еще взял и вырос. Это заметно, если внимательно смотреть на сцены в пустыне. При этом у него начал ломаться голос, и бедному звукооператору, который изначально выравнивал все записи на уровень обычного детского писка, пришлось несколько раз перенастраивать всю аппаратуру. В конце концов, на это дело махнули рукой и решили, что дешевле будет просто переозвучить Джона Коннора. В итоге мы слышим настоящий голос Ферлонга лишь в одной сцене — когда он объясняет Терминатору почему люди плачут.

Веселья на съемках добавляли и другие актеры. Например, пулемет Терминатора, сделанный на заказ, был таким тяжелым, что никто, кроме Шварценеггера, поднять его не мог. Если актер после тяжелого дня оставлял его не на месте, а декораторам нужно было изменить обстановку на площадке — работа вставала, пока Арни не возвращался и не поднимал тяжеленный аксессуар.

Для съемок ядерного взрыва построили модель Лос-Анджелеса, сделанную главным образом из крекеров и мацы. Американские ядерщики до сих пор считают, что этот ядерный взрыв — самый натуралистичный в художественном кино.

В рев двигателя грузовика, на котором едет Т1000, добавили рыка львов. Чтоб страшнее было. Для озвучки дробовика, из которого палит Терминатор, взяли усиленный звук выстрела сразу двух пушек. Кэмерону показалось, что оригинальный звук выстрела недостаточно брутален для робота-убийцы. Известный металлический звон из главной музыкальной темы композитор Брэд Фидель создал, постукивая по микрофону чугунной сковородкой. А звук, который можно услышать при трансформации Т-1000, вообще создали с помощью презерватива: его надевали на микрофон, а потом погружали эту хулиганскую конструкцию в овсяную кашу.

Для съемок сцены, где у Т1000 отваливаются руки, наняли безрукого инвалида, которому сделали специальные разваливающиеся протезы. Дикие предсмертные крики злодея, кипящего в расплавленном металле, изобразил сам Кэмерон, рассудив, что никто, кроме него, не в состоянии понять страданий умирающего робота.

Роберт Патрик очень серьезно отнесся к роли. Для того, чтобы создать компьютерную модель Т-1000, его целых три дня снимали специальным трехмерным сканером в голом виде, в результате чего он заработал бронхит. А чтобы сделать своего персонажа еще страшнее, Патрик изучал повадки животных. Головой он крутит, как американский белоголовый орлан, а в толпе высматривает Джона Коннора как акула, «пасущая» жертву.

А вот Арнольд Шварценеггер переживал не об актерской игре, а о том, что уже второй раз играет не слишком положительного героя. Он согласился на съемки, сказав Кэмерону так: «Во-первых, я хочу быть добрым роботом. Поэтому мой персонаж не должен никого убивать. А, во-вторых, оплату желаю получить не деньгами, а самолетом. Gulfstream III, очень симпатичная модель, как раз недавно присмотрел». Кэмерон решил, что по сравнению с причудами некоторых звезд требования Арни довольно невинны, и согласился. Терминатор никого не убил, Шварценеггер получил свой персональный самолет, все остались довольны.