Украинский священник усыновил 400 детей, а они спасли его от смерти

2016-07-29 | 00:37 , Категория фото


Батюшка находит время для каждого ребенка.

Епископ Лонгин – в миру Михаил Жар – построил уникальный детский городок, где возвращаются к жизни малыши с тяжелыми врожденными заболеваниями. Сам отец Лонгин в последние годы перенес три инфаркта и две операции на сердце и при этом остался жив. Он знает, почему: настоящая любовь творит чудеса.


Первые «экземпляры».

Двадцать с лишним лет назад на пустыре у села Банчены Черновицкой области отец Лонгин с четырьмя монахами начал строить Свято-Вознесенский монастырь. Сейчас на его территории уже красуются семь храмов, жилые братские корпуса, колокольня, конюшня для пони и даже вольер с павлинами, построенный на радость детишкам. Здесь же в начале 90-х Михаил Жар начал создавать свой детский приют, для которого потом нашлось более удобное место – в четырех километрах от монастыря, в селе Молница. История появления в приюте первых детей уже стала преданием. Как-то медсестры местного дома малютки пригласили батюшку в гости, чтобы показать своих воспитанников. Однако условия, в которых содержались дети, просто потрясли священника – он схватил в охапку двоих малышей и увез их в монастырь. К тому времени у отца Михаила с супругой матушкой Соломией уже было трое своих детей – Владимир, Михаил и Мария. Стало пятеро. Так началась история детдома семейного типа, как теперь официально называется монастырский приют. – Потом, помнится, зимой отпевал я молодую женщину, – рассказывает отец Лонгин. – Смотрю, весь народ уже разошелся, а на могиле остались четверо пацанов – стоят совсем замерзшие, в резиновых сапожках на босу ногу, боятся расцепить руки, чтобы их по интернатам не разобрали. Оказалось, им просто некуда было идти, а на улице мороз градусов 20. Тогда я без раздумий забрал их с собой.

А однажды, как раз в канун Нового года, к воротам монастыря подбросили новорожденную девочку, упакованную в коробку из-под бананов. – Сколько малышка там мерзла, уж и не знаю, – говорит отец Лонгин. – Взял ее на руки, а она холодная, как ледышка, совсем окоченела. Врачи в больнице говорили, что шансов нет, но с Божией помощью девочку удалось спасти. Мы назвали ее Катенькой, а фамилию дали Счастливая... Безрукого Стёпку батюшка встретил в интернате для детей-инвалидов. Сперва мальчонка прочитал ему свои стихи, а потом целый день ходил за ним по пятам и канючил: «Пожалуйста, заберите меня отсюда!» Ну, батюшка и увез Степана в свой детский дом. Там мальчик стал взахлёб читать все книги подряд, за что сразу получил прозвище Философ.

После отец Михаил официально усыновил еще 27 малышей – куда ни поедет по делам, обязательно кого-то привезет. – Бумажки ведь для меня не имеют никакого значения, – уверяет Михаил Васильевич, – все это мои родные дети. Если в паспорте для их записи места не хватает, то в моем сердце его всегда предостаточно!

Дети лечат от инфаркта.

Отец Михаил не боялся усыновлять детей не только с ДЦП, но и со СПИДом, на которых даже врачи махнули рукой. – Как-то в больнице я увидел шестимесячную крошку, больную СПИДом, – вспоминает отец Михаил, – от которой отказалась мать. Девочка смотрела на меня такими глазами, что аж сердце защемило. А медсестры даже прикасаться к ней боялись. Всю ночь я не сомкнул глаз, а с утра пришел, взял ее на руки и просто спросил, какие нужны документы, чтобы забрать этого ребенка. Через некоторое время Лариса – так звали малышку – приняла крещение и стала Филатеей. В приюте девочка прошла курс ретровирусной терапии, после которого доктора, увидев результаты ее анализов, были просто шокированы: следов ВИЧ-инфекции в крови ребенка совсем не осталось...

Со временем статистика детского СПИДа во многих регионах Украины заметно понизилась, зато в Черновицкой области – резко возросла. – Кабы я мог, обнял бы всех сирот на земле, – признается отец Михаил, – они ж, бедные, так настрадались за свою еще коротенькую жизнь! Я не могу без своих деток, они – мое лекарство. Однажды у меня был инфаркт, я умирал, а врачи не могли ничего поделать. Тогда сестры без моего ведома привели ко мне детей. Я начал улыбаться, чтоб они не видели, как мне плохо. А потом мне вправду полегчало, так я и выжил. Замечу, что в свои 48 лет отец Лонгин перенес уже три инфаркта и две операции на сердце. Несмотря на это, он успевает позаботиться о каждом своем ребенке, а также проводит службы и принимает тысячи паломников. Говорит, хотя рядом много помощников, иногда так заморочится, что даже не знает, ночь на дворе или день.

Как-то батюшка начал было роптать, но когда в доме инвалидов увидел детей, годами лежавших без движения в постели, дал обет никогда более не жаловаться на трудности.

Никогда ничего не просил.

В округе ведомо всем, что отец Лонгин принципиально не просит помощи ни у кого и никогда, но при этом его дети обеспечены всем необходимым. Батюшка уверяет, что тут не обходится без поддержки Господа, а также многих добрых людей, живущих по соседству. Например, один бизнесмен как-то пригнал цистерну подсолнечного масла, а добрая соседка подарила приюту корову. Еще одна женщина отдала весь свой пай – два гектара земли, где сейчас выращивают картошку для детского городка. Кроме того, в монастырских угодьях имеются огороды, поля, сады и ферма, так что своих продуктов монастырю и приюту вполне хватает.

Детский городок отца Лонгина состоит из трех трехэтажных корпусов – для мальчиков, для девочек и для ВИЧ-инфицированных, где, к слову, работает и матушка Соломия. Дети живут по четыре – шесть человек в комнате. Всего в приюте детей опекают 104 человека, из которых 65 – монахини, а остальные – наемные: медсестры, повара, воспитатели.

В каждом жилом корпусе мраморные лестницы с пандусами, новая мебель и горы игрушек. Повсюду аквариумы с рыбками, птички и много-много цветов. Имеются также сауна и бассейн, а на заднем дворе – игровая площадка и стадион. – Бывало, приходят люди и видят непорядок: настоятель вместо службы гоняет с детьми мяч во дворе, – качает головой батюшка. – А как откажешь, если дети просят: «Папа, давай поиг-раем в футбол!» Думаю, Господь простит мне этот грех, если, конечно, это грех...

Несколько десятков усыновленных отцом Михаилом детишек стали уже совсем взрослыми и упорхнули из гнезда – отправились учиться в вузы или обзавелись собственными семьями. Некоторых из них отец сам же и обвенчал здесь, в своей церкви. Для подросших ребят отец Михаил рядом с приютом строит своими силами небольшие уютные домики, в которых дети могут поселиться всей семьей.


– Как нормальный отец, я никогда не брошу своих взрослых детей на произвол судьбы, – заверяет Михаил Васильевич. – По-прежнему буду их любить, помогать им и конечно же терпеливо дожидаться внуков.