Объяснительная в полиции

2016-08-12 | 06:17 , Категория фото


Сегодня, в 10.45 утра, я ехал на работу. Как правило я успеваю к десяти, но вот конкретно сегодня в 10.45 я все еще ехал в очень медленной тянучке. Подъезжая к перекрестку, я заметил черный джип, перекрывший движение по единственной полосе, стоящий на аварийке, который и являлся причиной затора.

Объехать его представлялась возможным, но только с заездом на бордюр, ввиду больших габаритов указанного транспортного средства и неудачного его расположения, почти посредине дороги. Объехав препятствие, я заметил, что водитель находится в полулежачем положении, с ногами на торпеде и держит в руках мобильный телефон с фильмом. Я не герой и может быть спокойно проехал бы мимо, но, во–первых, я все равно уже безнадежно опоздал, а во–вторых я ответственный водитель, помнящий про пункт ПДД 1.7. Припарковав свой автомобиль на одном из множества разрешенных для этого мест, которые находились в 10 метрах далее по пути следования, вернулся к создавшему затор автомобилю с предложением помощи.
Я уточнил у водителя, не требуется ли ему помощь в ремонте его транспортного средства или, при необходимости, помощи в принятии меры для устранения препятствий согласно пункту ПДД 1.5. Водитель внедорожника ответил сбивчиво и не по существу, о его личных правилах дорожного движения, которые позволяют ему парковаться в любом месте по мере необходимости, а также сопроводил свою речь характерными жестами. Совершенно очевидно, что водитель был контужен в результате ДТП либо бредил, что особенно характерно для горной болезни (а наш город находится на высоте не менее 300 метров над уровнем моря, так что горная болезнь очень вероятна) и согласно алгоритму действий, который должен знать каждый участник дорожного движения, я обязан оказать ему посильную помощь.

Приведу указанный алгоритм полностью, на состояние 2016 года, дабы исключить толкования:

1) Немедленно определить характер и источник травмы.

Судя по всему, в результате транспортного происшествия, водитель оказался зажат в автомобиле, так как он не смог покинуть его для действий, которые он обязан совершить согласно ПДД, а смог только включить аварийную световую сигнализацию. Не исключено что пострадавший пытался вызвать помощь с помощью мобильной связи, чем и объяснялось наличие в его руках телефона, но не смог из–за, как впоследствии выяснилось, «выраженного оглушения».

2) Извлечь пострадавшего из автомобиля или вынести из кювета, осмотреть его, освободить от одежды, расстегнув, разорвав и разрезав ее. Обеспечить приток свежего воздуха.

Я вернулся в свой автомобиль и взял баллонный г–образный телескопиский ключ, который я вожу с собой как раз для таких случаев, если внезапно кому–то на дороге понадобится моя техническая или медицинская помощь.

В первую очередь я обеспечил бесперебойный приток свежего воздуха выбив левую, ближнюю к водителю фару. Собравшиеся водители предложили мне свою помощь по извлечению пострадавшего из автомобиля и с этой целью я уже собирался также выбить оконное стекло внедорожника, но и первоначального отверстия в фаре оказалось достаточно, чтоб потоком кислорода придать потерпевшему сил, в результате чего он смог самостоятельно освободится из автомобиля. Я попытался установить речевой контакт с пострадавшим, для оценки его состояния. Состояние потерпевшего, согласно разделу «первая помощь» ПДД было классифицировано мной как «выраженное оглушение», третья степень, которой соответствует «пострадавший дает односложные и неадекватные ответы».

3) Оказать первую помощь в соответствии с выявленными травмами.

Оглушение чаще всего соответствует черепно–мозговой травме, и первая помощь при такой травме, согласно ПДД:

«Аккуратно уложить потерпевшего на спину, с повернутой на бок головой. Желательно вокруг головы разместить валик из полотенца, свернутого в виде бублика. Пострадавшему запрещается самостоятельно передвигаться.»

К сожалению, пострадавший, видимо, плохо знающий правила первой помощи не знал о том, что ему запрещено самостоятельно передвигаться, сначала передвинулся в сторону стоящего рядом свидетеля происшествия, нанеся ему несколько ударов, а потом начал передвигаться в мою сторону размахивая кулаками. После короткой стычки, которая могла бы быть классифицирована как нападение на меня, если бы не тяжелое психическое состояние потерпевшего, мне все–таки удалось уложить его на спину с головой на бок, но вместо валика из полотенца вокруг головы я использовал свернутый в виде бублика телефон пострадавшего. Для фиксации зубов и языка, я применил кляп из попавшегося мне под руку мягкого безопасного предмета, оказавшимся, впоследствии, служебным удостоверением потерпевшего, чем и объясняются следы зубов пострадавшего на его обложке.

Показания пострадавшего прошу рассматривать через призму возможного теплового удара, могущего произойти при долгом нахождении в закрытом автомобиле при жарком солнце. Претензий к потерпевшему не имею и благодарности не жду, поскольку готов помогать людям совершенно бескорыстно.