Любимое кино. Легенда

2016-08-12 | 10:17 , Категория фото


Мировое кино подарило нам множество ярких и незабываемых фильмов, на которых мы выросли. В этой рубрике мы вместе с порталом Film.ru вспоминаем знаменитые картины прошлых лет и рассказываем о них все, что вы только хотели узнать.

Мы часто связываем голливудское начало 1980-х с расцветом боевиков, хорроров, фантастических лент и молодежных комедий, но был еще один жанр, который в то время активно осваивали западные постановщики. Это был жанр фэнтези. Принадлежащие к нему ленты были зачастую не столь успешны, как их конкуренты из других жанров, но они заложили основу для таких будущих блокбастеров, как «Властелин Колец». Отдал дань фэнтези и Ридли Скотт, один из важнейших режиссеров эпохи. В 1985 году он выпустил сказочный фильм под названием «Легенда».

«Дуэлянты», «Чужой», «Бегущий по лезвию»… Ридли Скотт начал свою кинокарьеру как дизайнер, и его первые режиссерские проекты были картинами человека, которому нравилось создавать на экране несуществующие миры – уже забытые или лишь планируемые в будущем. Считая эту «ограниченность» своим недостатком, Скотт хотел также освоить создание фильмов о реальной современной жизни. Но перед этим он решил воплотить идею, которая родилась во время съемок «Дуэлянтов», его постановочного дебюта. Скотт хотел снять героическую сказку о храбром юноше, красавице-принцессе и зловещем Повелителе Тьмы.

В то время в такой идее не было ничего удивительного. «Звездные войны» Джорджа Лукаса были фантастической картиной, придуманной по лекалам традиционной героической мифологии, и их успех был сигналом, что публика готова не только к фантастическим историям, но и к фэнтези-сагам. Поэтому в 1980 году вышел «Ястреб-мститель», в 1981-м – «Убийца дракона» и «Экскалибур», а в 1982-м – «Конан-варвар», «Повелитель зверей», «Темный кристалл». При желании рядом с героями этих фильмов можно поставить и Индиану Джонса. Устав от неоднозначных антигероев из картин вроде «Крестного отца» и «Пролетая над гнездом кукушки», Голливуд вновь снимал кино о цельных, однозначно героических персонажах, и мечи и магия отлично рифмовались со старомодными сюжетами и новомодными спецэффектами.

Замысел Скотта был вариацией на тему «Красавицы и Чудовища» (выпущенный в 1946 году одноименный французский фильм Жана Кокто – одна из любимых лент режиссера). Однако он не хотел снимать историю о добродетельном монстре. В сказке Скотта монстр в самом деле был злодеем, и принцесса не осознавала его добросердечие, а поддавалась на его злые чары. Поэтому в сюжете было две героические линии. В то время как истинный возлюбленный принцессы пробивался в логово монстра, девушка сражалась с колдовским наваждением и в кульминации возвращалась на сторону Добра. После «Звездных войн» было странно снимать аналогичные истории, в которых принцесса была бы безвольной жертвой обстоятельств.



Идея режиссера была очень абстрактной, с минимумом деталей, и Скотту нужен был талантливый сценарист, который бы нарастил «мясо» на сюжетный скелет. В принципе, он мог бы попытаться найти уже существующее произведение и танцевать от него как от печки. Но Скотт полагал, что оригинальный проект будет пластичнее и удобнее для него как для режиссера. Ведь книги пишутся без учета того, что можно показать на экране и создать с помощью спецэффектов. При этом, однако, режиссер хотел поручить свою идею амбициозному автору, способному придумать целый фэнтези-мир, а не просто связать сценарными нитками наметки Скотта.

В то время постановщик как раз узнал о существовании Уильяма Хьёртсберга – нью-йоркского автора, сочиняющего фэнтези, фантастику и мистику. Его вышедший в 1978 году мистический детектив «Падший Ангел» позднее, в 1987-м, был экранизирован под названием «Сердце ангела». Причудливые и изобретательные книги Хьёртсберга очень понравились Скотту, и когда они с писателем познакомились, режиссер поинтересовался, не хочет ли автор сочинить волшебную сказку. Тот ответил, что не только хочет, но и иногда сочиняет сказочные истории, и что публике они неизвестны лишь потому, что издатели не видят у современных сказок коммерческой перспективы («Братья Гримм все еще отлично продаются!»). Когда Скотт рассказал Хьёртсбергу, чего он от него хочет, писатель пообещал сочинить подходящий сценарий. Благо что у него уже был небольшой опыт работы в Голливуде. Хьёртсберг написал пару сценариев для знаменитого продюсера малобюджетного кино Роджера Кормана.

Разумеется, это не означало, что в следующий раз Скотт и Хьёртсберг увиделись для обсуждения уже готового текста. Хьёртсберг был единственным официальным сценаристом «Легенды» (одно время проект назывался «Легенда о Тьме»), но он регулярно встречался со Скоттом, и они предлагали друг другу сюжетные идеи. Так, Скотт предложил поставить в центр сюжета единорогов, а Хьёртсберг придумал эффектную сцену, в которой принцесса, дурачась, выбрасывает кольцо и говорит, что выйдет замуж за того, кто его принесет, а главный герой без тени сомнения ныряет за безделушкой с обрыва.

Несмотря на столь тесное сотрудничество, в первую редакцию текста просочилось много такого, что невозможно было снять или показать. Хьёртсберг грезил слишком масштабно, и он порывался соединить грандиозные волшебные баталии с откровенными сексуальными сценами. Если бы все его планы были реализованы, то «Легенда» была бы смесью «Властелина Колец» с «Игрой престолов». В начале 1980-х такую сказку поставить было в принципе невозможно – как по соображениям рейтинга, так и по соображениям бюджета. Так что «Легенду» пришлось сокращать и облегчать, пока проект не вошел в приемлемые рамки.



Впрочем, секс-сцена между злодеем и принцессой дотянула до представления проекта продюсерам, и ее «зарубила» лично Марша Насатир – легендарная студийная чиновница, которая была первой женщиной, дослужившейся до поста вице-президента крупной голливудской компании. Насатир сразу заявила, что в сказочной ленте не может быть секса между героиней и воплощением зла.

Вместо того чтобы изображать противостояние волшебных королевств, Хьёртсберг и Скотт довольствовались классической диснеевской схемой: идеализированные главные герои, пугающий злодей и забавные второстепенные персонажи, которые в зависимости от чистоты своих сердец помогают героям или злодею.

Изначально предполагалось, что главным героем ленты будет обычный деревенский парень, но постепенно Джек превратился в лесного жителя – фактически Маугли, – владеющего языками животных и знающего главную тайну природы. Джек может показать, где пасутся единороги – величественные существа, волшебство которых удерживает баланс природных сил. Если погибнет один единорог, то мир погрузится в вечный холод, а если будут убиты оба, то солнце больше никогда не взойдет и мир окутает мгла. Понятно, Повелителю Тьмы только того и надо. Поэтому он приказывает своим прихвостням проследить за Джеком и принцессой Лили, найти единорогов и привести в действие план захвата власти над миром.

Также предполагалось, что принцесса Лили, когда станет жертвой чар Повелителя Тьмы, превратится в женщину-кошку, человекообразное существо с кошачьей головой и шерстью. Ее проклятие должно было быть снято, лишь когда она восстанет против Повелителя и поможет его сразить. Этот план был отвергнут из-за технических проблем с его реализацией. Кроме того, нелепо было бы пригласить на съемки красивую девушку и заставить ее провести значительную часть фильма в маске. Хотя Скотту почему-то очень хотелось, чтобы у него в кадре была сексуальная кошечка. Грехопадение Лили ограничилось переодеванием в откровенное черное платье.

Режиссер предлагал «Легенду» нескольким студиям, включая студию Walt Disney, но нашел понимание лишь в компании Embassy International Pictures (ныне Regency Enterprises), основателем которой был израильский бизнесмен Арнон Мильчен. Этот примечательный финансист сам, возможно, когда-нибудь станет героем фильма, потому что сейчас известно, что до 1985 года Мильчен сочетал работу в Голливуде с сотрудничеством с израильской спецслужбой «Лакан», обслуживавшей израильскую атомную программу. «Лакан» была расформирована в 1986 году, когда аналитик американской разведки Джонатан Поллард был осужден за шпионаж в пользу Израиля. Поллард работал на агентов «Лакан», и это был сильный удар по союзу двух стран.

Скотту, впрочем, не было дела до того, что Мильчен закупает для Израиля оборудование для производства атомного оружия и финансирует другие тайные и незаконные операции. Скотт ведь даже не был американцем! Значение имело только то, что Embassy International Pictures и стоящие за ней компании Universal и Fox поддержали «Легенду». Universal получила права на прокат ленты в США и Канаде, а Fox – во всех остальных странах. Согласованный бюджет картины составил около 25 миллионов долларов – немногим меньше, чем 28-миллионный бюджет «Бегущего по лезвию», предшествующей ленты Скотта.



Собирая актерскую труппу, режиссер отдал роль Джека, главного героя фильма, Тому Крузу. Сейчас это решение может показаться очевидным, но тогда Круз был лишь восходящей звездой. Он уже снялся в «Рискованном бизнесе», но еще не сыграл в «Лучшем стрелке», который завершил его превращение в голливудского кумира. Поэтому Круз проходил прослушивание, а не был нанят с порога. Он стал Джеком лишь после того, как Скотт убедился, что не найдет более обаятельного и атлетичного парня, который, однако, не выглядел бы как гора мускулов и супервоин. Ведь Джек был лесным жителем, а не богатырем, и он впервые в жизни брал в руки меч, когда устремлялся по следу любимой, похищенной прихвостнями Повелителя Тьмы.



Роль принцессы Лили досталась 15-летней нью-йоркской школьнице по имени Миа Сара. У девушки было крошечное резюме из нескольких работ в рекламных роликах, и она даже не была уверена, что хочет стать актрисой. Но Скотт влюбился в нее (в режиссерском смысле слова) с первого взгляда. Ему хватило всего двух прослушиваний, чтобы решить, что Сара, будущая звезда школьной комедии «Феррис Бьюллер берет выходной», будет его шаловливой, непоседливой и соблазнительной принцессой, которая в кульминации обводит вокруг пальца самого Повелителя Тьмы.



Злодей картины по сценарию появлялся на экране во всей красе лишь в заключительной части постановки. Скотт хотел как можно дольше сохранить в тайне, что Повелитель Тьмы выглядит как рогатый и краснокожий демон, который пугает, но также и сексуально притягивает принцессу. Режиссер полагал, что эту роль может сыграть лишь бесстрашный и харизматичный актер, который умеет создавать сильные образы, даже когда сценарий требует абсурдного переигрывания. Поэтому Скотт остановился на англичанине Тиме Карри, который впечатлил его в культовом киномюзикле «Шоу ужасов Рокки Хоррора», где Карри блестяще сыграл инопланетянина-трансвестита.



Юный швейцарский актер Давид Беннетт из фильма Фолькера Шлендорфа «Жестяной барабан» сыграл эльфа Гампа, повелителя лесных волшебных существ. Было бы логичнее сделать предводителя гномов, эльфов и фей пожилым существом, но Скотт решил, что Гамп – это его версия шекспировского Пака и Питера Пэна из сказки Джеймса Барри. Он выглядит как мальчишка, но на деле он старше и опытнее многих лесных жителей. Беннетт говорил с немецким акцентом, и Скотту нравился его выговор, однако продюсеры были шокированы «эльфом-нацистом», и парня пришлось переозвучить.



Американским голосом Беннетта стала театральная и бродвейская актриса Элис Плейтен, которая также сыграла Бликса – предводителя гоблинов, прислуживающих Повелителю Тьмы. Многие другие второстепенные роли в картине исполнили «маленькие люди». В частности, одного из гномов сыграл Билли Барти, заметный «маленький» актер (его рост был 114 см) и основатель неправительственной организации «Маленькие люди Америки». Скотт должен был задействовать актеров неестественно маленького роста, чтобы они казались гномами на фоне невысокого Круза.



Исключением из «маленького» правила стал телевизионный актер нормального роста Роберт Пикардо, будущая звезда сериала «Стартрек: Вояджер». Роль Пикардо была небольшой, но довольно опасной, потому что он играл болотного монстра Мег Маклбоунз. В начале своей сцены актер должен был выпрыгивать из воды, и это значило, что перед началом съемки Пикардо в сложном гриме опускался под воду в ожидании приказа режиссера. В случае непредвиденной проволочки он вполне мог задохнуться. Как профессионал, он выдержал это испытание без жалоб.



В начале работы над картинкой «Легенды» Скотт привлек известного английского книжного иллюстратора Алана Ли, много работавшего над книгами Джона Толкиена и других фэнтези-авторов. Позднее Ли стал концепт-художником «Властелина Колец» Питера Джексона. После того как Ли придумал некоторых персонажей и сказочные пейзажи и подземелья, режиссер нанял ветерана британской киноиндустрии, художника-постановщика Эсшетона Гортона, с которым мечтал поработать с начала своей кинокарьеры. В отличие от Ли, который мог «лишь» изображать иные миры, Гортон знал, как воплощать их на экране.

Еще одним ключевым создателем ленты был Роб Боттин, создатель спецэффектного грима для фильма об оборотнях «Вой». Скотт хотел привлечь его еще к работе над «Бегущим по лезвию», но тогда Боттин был ангажирован Джоном Карпентером для съемок «Нечто». Боттин приступил к работе над «Легендой» вскоре после завершения «Нечто», и он вместе с художниками-постановщиками разработал накладной грим для почти всех персонажей ленты, кроме показывавшихся «как есть» Джека и Лили. Из-за огромного объема работы Боттину пришлось собрать самую большую на то время команду спецэффектных гримеров за всю историю кино. По крайней мере, если верить Боттину.

Всем актерам, изображавшим монстров и волшебных существ, приходилось перед началом съемочного дня проводить три с половиной часа в гримерном кресле. Грим Повелителя Тьмы был самым сложным, и его надо было накладывать пять часов. Рога метровой длины были сделаны из легчайшего и прочнейшего материала, который только можно было найти, чтобы Карри мог долгое время носить рога на голове. Его костюм также включал ходули, которые заканчивались копытами (Скотт хотел, чтобы злодей возвышался над прочими персонажами). На выходных Карри брал эти ходули домой, чтобы продолжать с ними тренироваться.

Когда Скотт начинал планировать «Легенду», он надеялся, что снимет ее лесные сцены в настоящем древнем лесу. Но его прогулки по американскому Йосемитскому национальному парку со знаменитыми гигантскими секвойями показали, что в таком лесу слишком темно для киносъемки. Воздвигать же в лесу огромную систему освещения было сложно и нерационально.



Вместо того чтобы приручить лес, Скотт воссоздал его в самом большом павильоне британской студии Pinewood Studios в 30 км от Лондона. Этот павильон известен как «Студия 007», поскольку его часто задействуют в фильмах о Джеймсе Бонде. Большие деревья в декорации были пластиковыми, а вот растительность поменьше была самой настоящей, высаженной в завезенную на студию почву. Сооружение этого леса заняло 14 недель. Кроме «Студии 007» Скотт забронировал еще пять больших павильонов для прочих декораций ленты.

Когда до конца «лесных» съемок оставалось десять дней, декорация загорелась во время перерыва на обед. По предположению режиссера, это случилось, потому что под потолком собрался несгоревший бытовой газ, использовавшийся для съемок сцен с открытым огнем. «Студия 007» сгорела как спичка. К счастью, никто не пострадал, кроме бюджета картины и графика съемок. Скотт, который к тому времени уже начал привыкать к превратностям режиссерской судьбы, не стал себя жалеть, а поехал играть в теннис, чтобы расслабиться, собраться с мыслями и придумать, что делать дальше.

Полностью восстановить декорацию было невозможно, но декораторы смогли в новом павильоне построить небольшой кусок леса, необходимый для завершения съемок. Также Скотт завершал картину в лесу рядом со студией, куда декораторы поставили несколько бутафорских больших деревьев.

На природе снимался и тот фрагмент фильма, где Джек прыгает в пруд и погружается под воду. Эта сцена создавалась в штате Флорида, и съемочную группу «караулили» крупные, но неагрессивные аллигаторы.



В отличие от родственников динозавров, лошади, которые изображали единорогов, в съемках участвовали по-настоящему. Этих коней андалузской породы нашли в Испании. По стечению обстоятельств лошадей пришлось везти из Испании до Ла-Манша на грузовике, а не на самолете, что само по себе было маленьким приключением. Коней было не двое, а шестеро, поскольку для каждого сложного трюка нужна была отдельная лошадь. Координатором этих и других трюков был знаменитый Вик Армстронг, многолетний дублер Харрисона Форда.

Съемки «Легенды» потребовали решения множества проблем, но настоящая головная боль у Ридли Скотта началась, когда он завершил первую монтажную версию ленты. Она продолжалась 125 минут, что было слишком долго для семейного фильма. Вторая версия была длиной 113 минут, и она демонстрировалась на предварительных показах. Эти показы прошли не так хорошо, как надеялись Скотт и продюсеры, и режиссеру навязали новые сокращения.

В итоге для Европы была подготовлена версия длиной 95 минут, а для Америки – 89 минут. Также для американской версии срочно была написана новая, более модная музыка. Традиционный симфонический саундтрек Джерри Голдсмита был заменен композициями немецкой электронной группы Tangerine Dream, лидера группы Yes Джона Андерсона и певца и композитора Брайана Ферри. В европейской версии музыка Голдсмита осталась на своем законном месте.

Сейчас Скотт считает, что подвел собственную картину. Симфонический саундтрек идеально подходил для фильма, у которого было много общего со сказочными операми, а выброшенные из картины десятки минут одновременно упростили и затуманили повествование, сделали его менее внятным. Это предсказуемо сказалось на сборах и на рецензиях.



Вышедший 13 декабря 1985 года фильм с бюджетом в 25 миллионов долларов собрал в прокате лишь 16 миллионов долларов, и у критиков нашлось немало претензий к рассказанной Скоттом истории. Грим, картинку, актерскую игру, напротив, оценивали высоко. Но какой в этом был толк, если в сказке не «работала» сказка?

Казалось, что «Легенду» будут помнить лишь потому, что над ней трудились известные люди и что она была номинирована на «Оскар» в категории «лучший грим». Но даже в обглоданном виде картина обрела немало поклонников, когда вышла на видео. Для многих западных ребят она стала одним из самых волшебных фильмов детства.

К счастью, сейчас, когда на видео доступна 113-минутная «режиссерская» версия «Легенды», каждый может оценить подлинные достоинства и недостатки постановки Скотта и убедиться, что она заслуживает большего, чем звание «культового фильма». Да, британец не создал безупречное полотно. Но для своего времени это была впечатляющая фэнтези-лента, и «Легенда» и сейчас неплохо смотрится. Недаром она, как считается, была источником вдохновения для игрового цикла The Legend of Zelda, одного из лучших в истории детских видеоигр.