Фаина Раневская: Королева сарказма. В День рождения Великой Актрисы

2016-08-27 | 12:17 , Категория видео


Великую актрису Фаину Раневскую можно назвать уникальным явлением не только отечественного, но и мирового театра и кинематографа.При этом актрисе редко давали главные роли – однако нередко даже небольшой эпизод с ее участием затмевал игру более именитых главных героев. Большинство своих реплик, а иногда даже и всю роль, Фаина Георгиевна сочиняла сама.

Следует заметить, что парадоксы сопровождали Фаину с самого детства. Она появилась на свет в тихом провинциальном Таганроге в 1896 году (15/27 августа). Отец семейства, Гирш (Григорий или Георгий) Фельдман был одним из богатейших купцов города, и его пятеро детей (старший умер в трехлетнем возрасте) ни в чем не нуждались. Однако Фанни, доставляла родителям немало беспокойства. Младшая дочка считала себя очень некрасивой (особенно по сравнению с сестрой Беллой), долго страдала заиканием и не ладила с окружающими, а позже отказалась посещать школу и училась на дому. При этом в три года Фанни устроила кукольный театр и подолгу разыгрывала сцены из 'Петрушки', а в 8 лет самостоятельно прочла первое серьезное произведение – чеховскую 'Скучную историю', судьба главной героини которой мистически отразилась в ее собственной.

В 14 лет, увидев спектакли московского МХАТа, девочка стала буквально грезить театром и начала брать частные уроки. Отец неодобрительно относился к этим увлечениям, надеясь, что Фанни со временем их перерастет. Однако, когда в 19 лет девушка заявила, что уезжает в Москву и станет актрисой, произошел скандал. Отец отказал дочери в материальной поддержке, она все же уехала, и поддерживала отношения только с матерью, тайком присылавшей ей небольшие суммы. Во всех театральных школах и студиях Фаина получила решительный отказ, и после серии уроков у частных педагогов ей с трудом удалось устроиться в подмосковный 'Летний театр'. Среди его актеров были такие знаменитости, как Садовская, Петипа, Певцов. Фаина выбрала псевдоним 'Раневская' (сходство между собой и чеховской героиней) и стала выходить на сцену в массовках, одновременно обучаясь актерскому мастерству. Наконец, Раневской дали первую роль – правда, без слов - и ее удостоил похвалы сам режиссер Певцов. Окрыленная успехом, Фаина поступила в антрепризу Ладовской на амплуа 'гранд-кокет'. Трудно сказать, что послужило провалом антрепризы, но революционный 1917 год Раневская встретила в Крыму, кочуя по разным театрам, и даже не смогла попрощаться с семьей, выехавшей за границу.

Начиная с 1920 года, актриса состоит в труппе крымского 'Первого советского театра'. По воспоминаниям Раневской, ей и Павле Вульф удалось стать первыми слушательницами 'Красной пасхи' Максимилиана Волошина, написанной им в ночь, когда шла ожесточенная стрельба. В то время Раневская играла и Настю из 'На дне', и Машу из 'Чайки'. Однако в ее репертуаре преобладали характерные и возрастные образы: сумасшедшая барыня в 'Грозе', Шарлотта ( 'Вишневый сад), сваха из 'Женитьбы' и т.д.

После Крыма, в течение нескольких лет, Раневская играла на сценах различных городов – Баку, Сталинграда, Смоленска и других. Она исполняла почти весь чеховский репертуар, была неподражаема в острохарактерных ролях Мерчуткиной и Змеюкиной. Однако одной из лучших ее ролей, отзывы о которой печатали даже московские газеты, стала Дунька из 'Любови Яровой', поставленной в Смоленском театре в 1926 году.

В 1931-м Раневская пришла в труппу Московского камерного театра, где блестяще исполняла Зинку в 'Патетической сонате'. В 1934 году состоялся и ее кинодебют – она сыграла госпожу Луазо в 'Пышке'. С 1935 года Раневская состояла в труппе театра Красной армии, где, кроме традиционных для нее ролей Щукиной в 'Беззащитном существе' и Глафиры в 'Последней жертве', она сыграла Вассу Железнову, а также Оксану в 'Гибели эскадры'. Этот период ознаменовался также интенсивной работой Раневской на 'Мосфильме'. Кроме попадьи в 'Думе про казака Голоту' (1937) и жены портного в 'Ошибке инженера Кочина' (1939), она блистательно сыграла в 'Подкидыше' (1939, Ляля). Призыв 'не нервировать' стал визитной карточкой актрисы, хотя со временем она возненавидела эту фразу и даже выразила свое недовольство Брежневу, имевшего неосторожность сказать это при награждении Фаины Георгиевны орденом Ленина.

Яркой и очень смешной была и исполненная Раневской второстепенная роль в 'Человеке в футляре' (1939), а ее мадам Скороход в 'Мечте'(1941) удостоилась восторженных откликов Рузвельта. В годы войны Фаина Георгиевна играла в Театре драмы, много снималась. Среди ее киногероинь – таперша в 'Александре Пархоменко' (1942), тетя Адель в 'Новых похождениях Швейка' (1943), и наконец, мать невесты в 'Свадьбе' (1944). В 1947 году Раневская появилась в образе неподражаемой Маргариты Львовны в 'Весне', впоследствии отдельные фрагменты этой роли она использовала, озвучивая фрекен Бок в 'Карлсоне' (1970). В том же 1947 Ф. Г. Раневская снялась в 'Золушке', причем большинство реплик для своей роли мачехи она придумала сама. К сожалению, последующие экранные героини великой актрисы, включая сюжеты 'Фитиля', были менее выразительными, хотя, безусловно, становились украшением любого фильма.

В 1949 году она поступила в труппу театра Моссовета. В пьесе 'Шторм' с разрешения Билля-Белоцерковского слова для своей героини Маньки актриса написала самостоятельно. Фаина Георгиевна выходила на сцену в первом действии, многие зрители сразу же после этого покидали театр, что естественно, вызывало недовольство ее коллег. В конце концов, у актрисы окончательно разладились отношения с Завадским, и она ушла в театр Пушкина. Возвращение в Моссовет произошло только в 1963 году, и раскрыло драматические и трагические стороны дарования Раневской. Она исполняла центральные роли в 'Странной миссис Сэвидж' и в 'Дальше тишина' (этот спектакль был экранизирован в 1978 году).

Несмотря на популярность, Фаина Георгиевна была очень одиноким человеком. Единственным существом, скрашивавшим её одиночество, был пёс Мальчик, подобранная ею на улице дворняжка.

Последняя работа Фаины Раневской – Фелицата в 'Правда хорошо, а счастье лучше', которую она играла с 1980 по 1983 год. Последние годы великой актрисы были очень тяжелыми – она страдала как от болезней, так и от одиночества. В начале шестидесятых годов по специальному разрешению Фурцевой к Раневской приехала из Франции ее сестра Бэлла, которая скончалась в 1964 году. Самыми близкими существами для Фаины Георгиевны стали собаки, которых она подбирала на улице. В 1983-м Раневская перестала выступать, а еще через год, 19 июля, легендарной актрисы не стало.

Похоронена актриса в Москве на Новом Донском кладбище, там же, где похоронена её сестра Изабелла (участок № 4). На могиле круглый год можно видеть живые цветы от её почитателей. На надгробии актрисе установлена фигурка её любимого Мальчика.

Интересные факты

Авторство крылатой фразы из фильма «Подкидыш» «Муля, не нервируй меня!» оспаривает каждая из причастных к ней женщин. В эфире «Кинопанорамы» 1964 года Раневская рассказала историю о том, как сама лично придумала эту фразу, а после эфира программы поссорилась с автором сценария фильма Агнией Барто, которая приписывала авторство фразы себе. Также на авторство фразы претендует Рина Зелёная, будучи соавтором сценария фильма

Источник: www.youtube.com

Фраза «Муля, не нервируй меня!» всю оставшуюся жизнь преследовала Раневскую. Так кричали мальчишки при виде её на улицах, эту фразу первой вспоминали при знакомстве с ней. Даже Леонид Брежнев на вручении ей в 1976 году (в связи с 80-летием) ордена Ленина вместо приветствия сказал: «А вот идёт наш Муля, не нервируй меня!». Раневская ответила: «Леонид Ильич, так ко мне обращаются или мальчишки, или хулиганы!». Генсек смутился и добавил: «Простите, но я Вас очень люблю».

Источник: my.mail.ru

Фаина Георгиевна была достаточно самокритичной, ей принадлежит известное высказывание: «Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности». Худсоветы и комиссии, в присутствии которых приходилось играть, в то время были обычным делом, когда вместо любящей артиста аудитории на него смотрели «вершители судеб». Часто после таких выступлений артист находился «в зажиме», но никак не Раневская: «Играю скверно, смотрит комитет по Сталинским премиям. Отвратительное ощущение экзамена»

Источник: www.youtube.com

Раневская очень не хотела, чтобы ей предложили сотрудничать с КГБ. В то время это было распространено. Один её знакомый посоветовал в случае, если такое предложение поступит, сказать, что она кричит во сне. Тогда предложение будет снято. Однажды, когда Фаина Георгиевна работала в Театре имени Моссовета, к ней обратился парторг театра с предложением вступить в партию. «Ой, что вы, голубчик! Я не могу: я кричу во сне!» — воскликнула Раневская. О том, слукавила ли она или действительно перепутала эти департаменты, можно только догадываться

Источник: www.youtube.com

В мультфильме «Карлсон вернулся», в котором Раневская озвучивала Фрёкен Бок, есть две аллюзии на фильм «Весна», в котором Раневская играла экономку главной героини. Первая — эпизод перед зеркалом: «Я сошла с ума, какая досада…» (в фильме «Весна» — сцена на лестнице: «Ничего особенного, я сошла с ума.») и следующий за этим звонок по телефону (с которым в мультфильме перепутан душ). Вторая — последний эпизод, после того, как Карлсон улетел: «Милый, милый…» (в фильме «Весна» — в прихожей, глядя на портрет возлюбленного: «Милый, милый…»).

Источник: my.mail.ru