Цокаем, бреем, одеваем и пачкаем

2015-05-25 | 02:38 , Категория текст


Работаю в фотоателье, делаю фото на документы. За приличный срок клиентов с «загонами» очень много пришлось повидать.

Забегает как-то запыхавшаяся женщина:

— Вы щёлкаете?

Да, я щёлкаю, цокаю и издаю ещё много интересных звуков.

Сегодня мужчина один очень повеселил. С порога спрашивает:

— Вы меня побреете? А костюм оденете?

Получив положительный ответ, успокаивается. Прошу его выбрать пиджак, показываю штук двадцать файлов. Мужчина просит одеть во все, чтобы он потом выбрал. «Не вопрос, — спрашиваю, — платить будете за все или за один?»

Как-то был мужчина в атласной рубашке, которая, конечно же, струится и неровно лежит. После получения фотографии на паспорт, за процессом обработки которой клиент следил из-за плеча, он объявил, что я ему пятен на рубашке понаставила. Объясняю, что такое атласная рубашка и как работает вспышка. В ответ слышу: «Раз так, вспышку надо ставить сзади».

Умиляют женщины, которые, приходя фотографироваться, долго почему-то передо мной оправдываются, что не сделали укладку, а глядя на получившиеся фото, всплёскивают ручками: «Отчего я такая страшная вышла?»

Отдельная тема — партизаны. Из них не вытянешь ни одного слова про фото, которое им нужно. «Как на паспорт» или «как на документы» — и всё тут, хоть с бубном пляши. Как будто я разведчик, засланный узнавать, на каком предприятии вы работаете и какие вам нужны права: российские или европейские.

Хороши и желающие любоваться портретами своих давно почивших родственников. Это просто бич какой-то: приносят групповое фото, на котором их дедушка восьмой слева во втором сверху ряду, и хотят портрет размером 20×30. Объясняю, что ничего путного не выйдет: нужно фото, где лицо покрупней. Однако ж эта фотокарточка клиенту больше нравится, поэтому он пойдёт в другой салон, где ему всё сделают.

А ведь всего-то нужно прислушиваться к тому, что говорят.