Братья Лысенко. Все 10 ушли на фронт и все 10 вернулись

2016-09-06 | 18:17 , Категория фото


В разные годы в селе Бровахи под Корсунь-Шевченковским в семье Лысенко Евдохи и Лысенко Макара Назаровича родилось шестнадцать детей: Степанида, Хтодось, Петро, Евтух, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей, Александр, Настасья, Евдоха, Ганна и Мария. Одиннадцать, значит, сыновей и пять дочерей.

Мать с отцом провели их сквозь голод и болезни живыми. Всех. Правда, Евтух в тридцать третьем году, потеряв, видно, веру в семью, покинул гнездо в поисках лучшей доли и подался в чужие края на заработки, но, один уже не совладав с жизнью, затерялся из виду, пропал да и помер (как считают в Бровахах). И еще помнят сельчане, что ушли на войну, когда время пришло, из материнской хаты все десять сыновей: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр. Десять. И все десять вернулись с войны. Все вернулись. Я не оговорился: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр вернулись к матери после войны. Вразнобой, правда, кто без ноги, кто на носилках, но все. Николай катал на руках «сорокапятку», бил по танкам и вернулся домой «сильно увеченный». Хтодось в составе дивизионной разведки нарвался на минное поле под Будапештом и потерял ногу. Оттуда же, из Венгрии, вернулся с орденом Славы его брат Михайло. Павло прошел с автоматом весь боевой путь 1-го Украинского фронта, а потом еще в Карпатах задержался. Василь — единственный офицер среди братьев — командовал взводом, а потом минной батареей, но Красную Звезду получил еще за солдатский свой подвиг — поджег двумя бутылками два танка. Андрей вернулся тяжело раненный из-под Ясс, Иван дошел до Вены, а Александр — аж до Берлина, хотел расписаться на Рейхстаге, да почерк неважный. (Откуда было взяться почерку, если с восьми лет пас скотину, а в пятнадцать лет война захватила.) Степан воевал под Смоленском, после госпиталя — в Восточной Пруссии и уж хотел было домой, да пришлось на Дальний Восток ехать. Правда, пока ехали, японская война уже кончилась, «но там брат Петро воевал».
— Лысенки прошли от Курил до Берлина, вот такая география, — говорил Петро, пряча в карман пустой рукав.
Самым радостным называют день, когда последний брат вернулся в дом. Спустя много лет добрые люди с Днепропетровского машиностроительного завода и крестьяне из колхоза «Россия» миром поставили в Бровахах большой бронзовый памятник простой крестьянке, вырастившей семерых дочерей и десятерых солдат.