Эхо войны. Экипаж Пе-2 погиб в 19.20

2016-09-13 | 00:17 , Категория фото


След от стрелок на циферблате. Карманные часы летчика сохранили время, когда страшный удар о землю оборвал жизни троих ребят, защищавших небо Кубани. Семьдесят три года спустя, «Кубанский плацдарм» вернул имена героев.

Работая на месте падения Ме-109, мы не забывали об основной цели нашей экспедиции, которая привела к случайной находке «мессера». Разбившийся на этом же поле советский самолет все еще находился в земле и нам предстояло установить обстоятельства его гибели.
14 мая 2016 года участники экспедиции прибыли к месту проведения работ.

Несколькими днями ранее, в ходе проведенной разведки, было определено точное место падения. Предполагалось, что нам предстоит иметь дело со штурмовиком Ил-2, поскольку на поверхности в непосредственной близости были найдены несколько гильз от авиационной пушки ВЯ-23, которая устанавливалась именно на этом типе самолетов, но уже очень скоро мы убедились, что эти гильзы были просто случайной находкой, следствием интенсивных воздушных боев в этом районе.

Сразу же после начала работ стало понятно, что раскопки проводятся в районе кабины. Во всех уровнях присутствовали следы сильного пожара, глинистая почва под воздействием высоких температур приобрела красноватый оттенок с вкраплениями расплавленного алюминия, обугленных деревянных элементов конструкций и останков членов экипажа. На глубине около 2-х метров в материковой почве торчали курсовые пулеметы ШКАС и УБ, сильно деформированные от удара.

Рядом находился оборонительный пулемет УБТ и взорвавшийся в результате пожара боекомплект калибра 12.7 мм. Оборванный стальной трос, обмотанный вокруг торчащей из земли тыльной части пулемета УБ, указывал на то, что мы были уже далеко не первыми, кто проводил работы на этом самолете.

В целом место падения было сильно разграблено в послевоенные годы сборщиками металлолома, но останки летчиков они почему-то не забрали. На самом дне воронки, рядом с тазовыми костями одного из членов экипажа были найдены фрагменты ткани купола парашюта и карманные часы. Стрелки циферблата показывали начало восьмого.

После зачистки кабины появилась возможность дообследовать территорию глубинным поисковым оборудованием. Прибор уверенно показал крупные скопления металла в трех метрах справа и слева от кабины самолета. Безусловно это были моторы.

Вскоре выяснилось, что самих моторов уже давно нет, как и большая часть содержимого кабины они были извлечены из земли и сданы в металлолом. На дне воронки на глубине 5 метров в глинистой почве прочно «засел» массивный редуктор двигателя с одной лопастью. Для нас было принципиально важно извлечь его из земли, поскольку как показывала практика, именно на нем устанавливались стопорные кольца, на каждом из которых дублировался заводской номер мотора.

Еще около двух часов понадобилось участникам экспедиции чтобы поднять редуктор на поверхность. Металл находился в превосходном состоянии, чему способствовало большое содержание в почве нефтепродуктов и технических жидкостей в свое время вылившихся из мотора и бензобаков.
По обоим сторонам редуктора на стопорных кольцах отчетливо читался продублированный номер 23-1129.

Именно такая нумерация была характерна для моторов типа М-105РА, устанавливаемых на советских пикирующих бомбардировщиках Пе-2 или попросту «пешках», как их называли в войсках. На извлечение второго редуктора, а возможно и уцелевшего мотора уже не оставалось времени. К тому же основная задача была выполнена: эксгумированы останки экипажа и собрано достаточно информации для последующих архивных работ с целью установления обстоятельств гибели самолета, установления имен и судьбы всех членов экипажа.

Сразу после установления типа самолета сама собой появилась версия относительно принадлежности Пе-2 ко 2-му бомбардировочному авиационному корпусу, который вместе с 3 ИАК, 2 САК и 287 ИАД был переброшен на Кубань из резерва Ставки Верховного Главнокомандующего в конце апреля 1943 года. В последствии, в период с 26 мая по 7 июня самолеты 2 БАК принимали самое активное участие в поддержке наземных войск на участке Киевское - Молдованское, где понесли большие потери.

В январе 2015 года в паре километров от нынешнего места проведения поисковых работ, нами уже было найдено место падения одной из «пешек» Корпуса. Тогда были обнаружены останки двух летчиков: старшего сержанта Соболь и сержанта Никитина из состава 205 БАП. Третий член экипажа старший сержант Шмаков выбросился на парашюте и попал в плен. Самолет был сбит огнем зенитной артиллерии 26 мая 1943 года. С большой долей вероятности, гибель найденного 14.05.2016 г. Пе-2, тоже была непосредственно связана с событиями по прорыву Голубой линии.
Уже вечером того же дня наши предположения полностью подтвердились. Самолет Пе-2 № 17/115 с моторами М-105РА № 23-1154 и 23-1129 входил в состав 224 БАП 2 БАК и не вернулся с боевого задания 27 мая 1943 года. Как сказано в боевом донесении, самолет был подбит зенитной артиллерией над целью в районе с. Киевское и при отходе от цели атакован истребителями противника.


Экипаж в составе:

пилота младшего лейтенанта Бурченко Александра Ивановича, 1918 г.р., уроженца Курской области;

начальника связи полка старшего лейтенанта Юдина Александра Константиновича, 1914г.р., уроженца г. Днепропетровск;

воздушного стрелка-радиста старшего сержанта Соколова Ивана Степановича, 1914 г.р., уроженца Орловской области,

с задания не вернулся. Все эти годы экипаж числился пропавшим без вести, а место их гибели было неизвестно.


В вылете, ставшем последним для экипажа Бурченко, «пешки» 224 БАП работали под прикрытием Яков 274 ИАП. Нам удалось разыскать в архивах оперативную сводку штаба 278 ИАД за 27.05.1943 г., в которой упоминается эпизод с гибелью найденного экипажа Пе-2:

«В 18:45 — 19:36 6 Як-7б 274 ИАП, ведущий старший лейтенант Иванов, сопровождали Пе-2 в район Киевское. В 19:02 на высоте 2000 м Пе-2 были атакованы истребителями противника Ме-109 и Фв-190. В 19:06 Фв-190 атаковал Пе-2, который отстал от группы на 200 метров. Пе-2 был подбит, пошел со снижением на свою территорию. Место посадки (падения) не наблюдали».
Время, застывшее на циферблате часов, найденных в кабине «пешки» с останками летчиков, соответствовало времени воздушного боя, указанному в боевом донесении и навечно застыло в момент гибели экипажа.

Место падения Пе-2 находится на территории, которая в мае 1943 года контролировалась советскими войсками. Поскольку никто из членов экипажа в часть не вернулся, то все они погибли вместе со своей боевой машиной.
В процессе дальнейшего изучения архивных документов было установлено, что пилот мл. л-т Бурченко А.И. сражался с врагом с первого дня войны. За бои под Сталинградом был награжден орденом Красной Звезды.

Выписка за Приказа по 223 ближне-бомбардировочной авиационной дивизии № 3/н от 16.02.1943 г.:
«От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР, за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, награждаю орденом Красная Звезда:
...2. пилота 224 ББАП младшего лейтенанта Бурченко Александра Ивановича.
За время боев под Сталинградом по окруженной группировке имеет 17 успешных боевых вылетов.
18.12.1942 г. в групповом вылете уничтожили 16 танков, 14 автомашин, один Ю-52.
12.01.1943 г. в составе группы капитана Романова уничтожили 28 танков и 34 автомашины.
17.01.1943 г. произвели три боевых вылета в составе групп, в результате чего уничтожено 13 танков, 35 автомашин.
18.12.1942 г. подверглись интенсивному обстрелу ЗА и атакам истребителей противника, смело и уверенно привел свой самолет на цель и поразил ее».

Примечательно, что Бурченко с Юдиным летали в одном экипаже с самого начала войны. Еще 29 июня 1941 года их самолет СБ был сбит огнем зенитной артиллерии в районе Б.Мещаницы, а экипаж числился пропавшим без вести, но через несколько дней вернулся в часть невредимым. Затем фронтовая судьба развела их почти на два года, что бы весной 1943 года свести вновь и теперь уже навсегда.


Евгений Порфирьев, "Кубанский плацдарм"

ВСЕ... Вечная Память павшим защитникам.