Эхо войны. Погибшая штурмовая группа

2016-09-17 | 00:17 , Категория фото


Под подсолнухами, на высоте.
P.S. Спасибо Вам, Поисковики!
Все они – гвардейцы. Мы называем их – боевые. То есть, не сброшенные трофейными командами или местным населением в воронки да траншеи , а так и оставшиеся лежать застигнутые смертью. В своем последнем бою.

Все этапы работы тщательно фиксируются. Это необходимо для последующего анализа того, как погибли солдаты, составления протоколов эксгумации, представления общей картины боя. Установленное имя хотя бы одного из бойцов, может вернуть имена остальным обнаруженным солдатам.

Зачистка – дело медленное. Пока мы чистим, в двух метрах рядом раскапывается продолжение траншеи. Там тоже обнаруживаются останки. Остаются двое. С ножами и кисточками. Остальные продолжают раскопы.

Тела обоих бойцов разорваны взрывами. То, что было выше пояса, мы находим в полутора метрах.

Солдат успел разжиться. Он в трофейных немецких сапогах. Эта его последняя траншея – была не первой захваченной им в бою.

Но нет. Нет ничего на солдатской бритве. Продолжаем расчистку. Надежда есть – под солдатом его вещмешок. Точнее – его содержимое. Но и там ничего, что могло бы дать солдату имя. Железная сгнившая ложка, котелок, запасные диски к автомату. Не успел он расстрелять их. Так и остались они, набитые смертью.

Азарт? Да. У нас есть азарт. Но – другой. Найти не пистолет или «шмайссер», не штык гитлерюгенда, а награду. Нашу. С номером. Или вот такую бритву. С фамилией, или хотя бы инициалами. И по этому, как пишут - сердце начинает биться учащенно. А вдруг? Кто поближе – стягиваются к раскопу. Ждут, пока очищается находка.

Ножом отковыриваю очередные комки земли. Там, где был левый карман галифе, зеленая пластмасса. Даже еще не извлекая вижу – что опасная бритва.

Автоматов два. Оба погнуты, разбиты осколками. Зажаты между ног солдата. Это первый. Изуродованный взрывом. Рядом и под ним – останки второго.

Характерный удар лопаты о железо. Миша разгребает комки земли. В небо смотрит покореженный взрывом ствол автомата ППШ. Начинаем очищать. В одном из отвалившихся комков земли, наш «сын полка» находит костный фрагмент. Кто на лопатах – расширяют раскоп вокруг, а группа зачистки с ножами – приступают к тонкой работе.

Окрестности поселка Горно-Веселый. Высота 167,4. Фермерское поле, на котором подсолнухи, как солдаты в равнении, каждый день дружно поворачиваются за солнцем. Под ними и лежат бойцы.

В этот год поле не засеяно, земля отдыхает, высушенная солнцем жаркого сентября. Зато нам – самая работа. Получено добро от фермера.

Только верхний слой разрыхлен бороной, чтобы не дать разгуляться сорной траве. Но она все равно лезет из высушенной земли. Чуть глубже – с почвой уже с трудом справляется лопата. Два месяца без дождей сделали свое дело. Даже на метровой глубине – земля почти камень. При зачистке раскопа гнутся рабочие ножи.

Солнце жарит семечки в подсолнухах, да наши спины и головы. Спасает ветер, гуляющий над сопками. Но в раскопах он чуть не враг. Летит пыль и песок, травяной сор, щедро покрывая нас.

Анатолий работает с глубинником. Профессионал. Прибор чувствует, как хороший скрипач свой инструмент. По оценке сигналов, их концентрации – определяется расположение траншеи. Пробиваются пробные шурфы. По разнице в слоях почвы - зацепили. Начинается работа.

Наш поисковый пес абсолютно равнодушен к железу. Видал он много, и всякого. Его больше интересует тень, которую пока не отрыта траншея, можно найти только за чьей либо спиной. Он ждет, пока мы раскопаем. А мы – чистим да копаем.