Мама я киборга люблю! Или любовь прошла как танк по кукурузе.

2015-05-25 | 12:40 , Категория фото


Одна моя знакомая, журналист не совсем согласный с нынешней властью в Киеве, назовем ее Татьяной, поведал мне историю своей знакомой с весьма «расово-правильными» взглядами, приведшими ее на харьковский «евромайдан» зимой 2014 года.

Одна моя знакомая, журналист не совсем согласный с нынешней властью в Киеве, назовем ее Татьяной, поведал мне историю своей знакомой с весьма «расово-правильными» взглядами, приведшими ее на харьковский «евромайдан» зимой 2014 года. Девушка была впечатлительной, поэтому тогда вмиг поверила во все: и в безвизовый режим с Европой, и в, стремительно наступающее, «богатство» и «злую Россию» и «Путина-зло».

Уже тогда Вика, как зовут подругу, несмотря на зрелый возраст, влюблялась в «молодых майданных карбонариев» чуть ли не каждые пять минут. А когда началась война на Донбассе. Ее восхищению «доблестными» украинскими войсками не было предела.
И вот один из ее знакомых, Сергей, кстати тот самый пресловутый «киборг», вернулся из зоны АТО, Вика упала в обморок. Мысленно конечно. И поняла, что готова для него на все. Вплоть до замужества. Ну, как она надеялась. Потому что мало того, что «военный, красивый, здоровенный», так еще и «защитник родины».
В Харькове у Сергея не было ни родственников, ни близких друзей, а была необходимость подлечится в военном госпитале. Шрамы, как известно, украшают мужчину, но видимо «вышибают» мозги у женщин. Одним словом, Вика стала таскать ему в госпиталь «передачки» с разными «вкусняшками» и томно демонстративно вздыхать.
Сереже вздохи понравились, а еще больше понравилось то, с какой готовностью женщина готова выполнить любой его каприз. На казенных-то харчах не очень разгуляешься. А разгуляться, после трех месяцев провальной для ВСУ войны хотелось. И, несмотря на приличную разницу в возрасте, а Сергею едва исполнилось 22 года, у них случился роман. И даже «свадьба для своих». По граждански, разумеется. Как трогательно сказал Сергей, преданно смотря в глаза Вики: «со мной на передовой может случится, что угодно. Давай подождем «до победы».
Вика задохнулась от счастья.
«Медовый месяц» был выполнен по сталинскому принципу: «Пятилетка в три года». Месяц длился неделю. Лечение было закончено, и Сергей получил две недели для поездки домой. В свой родной Чернигов. Где, как оказалось, его ждала девушка. О чем он честно и прямо в глаза заявил Вике. На недоуменный вопрос: «А как же так?», последовал честны и прямолинейный ответ.
- А как ты хотела, дура? Мы там за вас дохнем. Нас каждый день убивают, пока вы тут в тепле и достатке живете. Вы нам теперь навсегда должны. И точка. Так и запомни. Я взял, от тебя, то, что мне причитается.
Вот такой «киборг» Сережа. Сейчас Вика лечится от депрессии и пытается понять, как уместить в голове два образа. Выдуманный: благородного и отважного воина. И реальный – нагловатых юнцов, которым теперь «должна» вся Украина.